Полная версия сайта

Агриппина Ваганова: рожденная для балета

История захватывающей жизни великой танцовщицы Агриппины Вагановой, в честь которой назвали знаменитую хореографическую школу в Петербурге.

Тамара Карсавина и Адольф Больм

На дягилевские Русские сезоны в Париж Ваганову не пригласили. Лишь через год дали сольную партию в балете «Ручей» — и это снова был триумф Вагановой. Но как оскорбил ее при этом Теляковский, заявив на собрании труппы, что «Ваганова подсадила публику, которая ей устроила овации». Тем не менее теперь уже ей не могли не присвоить звания балерины, и приказ об этом вышел 6 мая 1915 года. Дождалась! На Бронницкой улице у Груши и Андрея Александровича гости не расходились до утра, рекой лилось шампанское, кухарка превзошла себя — она подала шесть перемен блюд, и каких! На этой вечеринке под аккомпанемент племянницы Груша станцевала с Легатом почти всю партию Одиллии, и друзья утопили их в восторженных овациях.

…А потом… потом, как горько замечала сама Агриппина Ваганова, спохватившийся было ненадолго ее ангел-хранитель снова забыл о своей подопечной, да что забыл, плюнул на нее на долгие годы. Практически через месяц после счастливого события, когда она стала балериной, произошло то, что положило конец всему: 14 июня того же 1915 года — в самый день ее рождения — нарядную веселую Грушу вызвал к себе директор театра Теляковский — неужели наконец-то решил лично ее поздравить? Переступив порог чопорного кабинета, увешанного портретами знаменитых артистов, Груша увидела мрачную физиономию директора, уткнувшегося в какие-то бумаги.

— Вот, подпишите, — не здороваясь, заявил Теляковский, пододвигая Груше плотный лист с вензелями и печатями. Всмотревшись, она отпрянула и инстинктивно отбросила бумагу. В глазах Теляковского мелькнула холодная насмешка.

— Вы уволены по возрасту, госпожа Ваганова. Подпишите бумаги.

Сегодня ей исполнялось 36 лет. Это был удар, к которому Агриппина не была готова: для солисток часто делали исключения и продлевали их танцевальный век, таких примеров сколько угодно. Однако Груша не стала счастливым исключением. Как собаке кость, ей бросили вслед пенсию в 1140 рублей — в размере оклада — и указали на дверь.

Ваганова вышла из театра и медленно пошла пешком, потом села на скамейку у кондитерской на Невском и просто сидела под моросящим дождем безо всякого зонтика — час, другой. Не думала ни о чем, словно окаменела. Ее уговорил ехать домой незнакомый извозчик, удивившийся, что хорошо одетая барыня вымокла до нитки и не трогается с места. Плохо ей, что ли, или умом повредилась? Дома были истерика, коньяк, потом ландышевые капли и что-то невпопад твердивший о длительном отдыхе доктор. Весь дом не спал, во всех комнатах горел огонь, Андрей Александрович тер Груше виски, гладил по голове, поил с ложечки каким-то сиропом, дети сидели притаившись, как мыши.

Несколько лет спустя к Агриппине придет понимание, что это событие стало всего лишь первым нежным звоночком в последующей череде несчастий. Пока что ее страшным врагом стало время, которое отныне некуда было девать. А буквально вчера его так не хватало! Теперь все чаще Груша прогуливалась пешком и стала замечать то, на что раньше не обращала внимания. Шла Первая мировая война, и рядом с их домом на Бронницкой находилась Александровская община Красного Креста, все чаще ей попадались выходившие оттуда покалеченные солдаты в поношенных шинелях, на костылях, без ног, с забинтованными головами.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или