Полная версия сайта

Михаил Левитин: «С Остроумовой нас развели ее подруги-феминистки»

Знаменитый театральный режиссер впервые рассказал о том, почему разрушился их брак.

Михаил Левитин с дочкой Машей

— Ты-то как решилась?

— А что мне было решаться? Я счастлива.

Ну и хорошо...

— Спасла?

— Вернула в человеческую жизнь. Тогда я болел очень, у меня была открытая язва. Внутри был подразрушен. Сейчас моя главная радость — маленькая дочка Маша, я так ее люблю! Ей двенадцать лет, она необыкновенно талантливый ребенок, занимается в музыкальной школе при Мерзляковском училище. Мои старшие дети и внуки тоже ее любят. Мы с ней по утрам ходим в фитнес-клуб, раньше мне бы такое и в голову не пришло. Очень она меня радует...

— Теперь вы спрятали свои страсти в коробку?

— Пытаюсь. Мне одной жизни мало, нужны как минимум две, а лучше несколько.

— Очень эгоистично.

— Огромный эгоизм и огромный интерес к жизни. Она же заканчивается! Порой говорю жене: «Оставь меня в покое! Сколько мне еще осталось...» Для нас это нормальная фраза.

— Похоже, у вас и в самом деле идеальный брак: две половинки нашлись.

— В ищущие друг друга половинки и браки, заключаемые на небесах, я больше не верю. Даже родные люди плохо знают друг друга: по-настоящему я близок только со своей маленькой дочкой (наверное, скоро это закончится, ей станут интересны другие) и с давно ушедшим отцом. Его любовь охватывает и греет меня, я ею спасаюсь. В ответ на мамин вопрос «Кого из внуков ты больше любишь?» отец сказал: «Я люблю только своего сына». Он страшно убивался, когда мне перестала быть нужна его помощь. Безумный, ждущий машину, которая должна была отвезти его в сумасшедший дом, он вернулся в реальность, услышав слова «Скоро Миша приедет», и спросил: «Когда?»

Я помню, как он, когда я приезжал домой из Москвы, фаршировал для меня куриные шейки, сам набивал их, негнущимися пальцами зашивал ниткой, стараясь, чтобы вышло ровно. Помню, как мы пошли с ним за хлебом и он, уже тяжко больной, вырвал у меня сумку, побежал в булочную и вместо одного батона купил одиннадцать — мир вокруг него померк, он погружался в безумие, но ему так хотелось всех нас накормить!

Отец в окружающих меня фотографиях, разговорах, которые я с ним веду. Он растворен в воздухе, который меня окружает. Когда-нибудь я к нему вернусь.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или