Полная версия сайта

Стиг Ларссон: отец «Девушки с татуировкой дракона» и борец с несправедливостью

В тот день Стиг поднялся на седьмой этаж еле дыша, и вскоре его увезли на «скорой» без сознания. В прессе поднялась буря: скорее всего Ларссона убили.

Панорама Стокгольма

В 2004 году трилогию «Миллениум» приняли к печати, через несколько месяцев о Лисбет Саландер, аутистке с феноменальной памятью и гениальными математическими способностями узнает весь мир. Критики напишут, что Стиг Ларссон «показал миру новое лицо шведского детектива», переводы и экранизации принесут миллионы крон. Золотой дождь прольется на родственников Стига: сам автор к этому времени уже будет мертв...

Стиг собирал 8 ноября 2004 года в дорогу свою гражданскую жену Эву Габриельссон. Эва была архитектором и уезжала в командировку в Даларну, в маленький городок Фалун. Она вечно все забывала и отправлялась в путь то без документов, то без запасных туфель. За 32 года Стиг к этому привык и занимался сборами сам: джинсы, пара футболок, ветровка, складной зонтик, ноутбук… Вот и все, можно ехать. Он бы и сам отправился с Эвой, но его удерживали в Стокгольме дела — надо провести важное совещание в журнале Expo и заглянуть в издательство. Стиг и Эва поцеловались, он взял ее чемодан и проводил жену вниз, на улицу — лифта в их доме не было.

На углу стояла небольшая неприметная машина — старый «Форд» с тонированными стеклами. Отсюда отлично просматривались подходы к дому Стига, а те, кто в ней сидел, были не видны.

Когда Ларссон вынес из подъезда чемодан, поставил его на землю и обнял Эву, один из них, одутловатый лысеющий брюнет с аккуратной бородкой, поднял фотоаппарат и сделал несколько снимков. Второй, наголо стриженный и накачанный, недовольно заворчал:

— Это его жена, идиот! Ты хочешь отправить их фотографии в журнал «Семейный очаг»?

Фотограф обиженно засопел — прежде он занимался теорией и поддерживал организацию, в которой состоял, статьями в Интернете. К оперативной работе его привлекли недавно, и он не успел освоиться, а партнер, человек опытный и склочный, не прощал промахов. Теоретик — его звали Уве — был мягок и неконфликтен, боевик Олаф гордился своим нордическим характером, хлюпиков он не выносил.

Тем не менее им приходилось терпеть друг друга: нацистская организация «Белое арийское сопротивление» поручило Уве и Олафу выследить и убить Стига Ларссона. Первую часть работы они сделали, оставалось выполнить вторую.

Найти Ларссона оказалось непросто. Он был публичным человеком, руководил Expo, ездил в командировки, много путешествовал, но редакция газеты находилась в неудобном месте, на людной, просматривающейся со всех сторон улице. Выставить там наблюдательный пост, а потом пойти за Стигом по городу было нельзя. Задание казалось простым только на первый взгляд: Ларссон был скользок, как угорь. Обычно Уве работал с государственными архивами, раскрывавшими информацию по первому требованию налогоплательщика.

Но адреса Ларссона не было ни в полицейском управлении, ни в департаменте бракосочетаний, ни в сводном архиве. Как это может быть, Олаф так и не понял. Он был старым, проверенным бойцом «Белого арийского сопротивления», сотрудничал с контрразведкой правого интернационала, участвовал в покушении на журналиста Петера Карлссона и убийстве профсоюзного активиста Бьерна Седерберга, но умом не блистал — поэтому начальство и прикрепило к нему интеллектуала Уве. Тот отправился в город Умео — туда, где Ларссон жил в молодости, переворошил его прошлое, представляясь то коллегой-журналистом, то человеком из налогового управления, — у него было много разных визиток и солидно выглядящих заламинированных удостоверений с печатями. Выяснилось, что Ларссон бог знает сколько лет живет со своей землячкой Эвой, ее Уве нашел легко.

Техническая сторона дела тоже оказалась непростой: Петера Карлссона взорвали в машине, Седербергу позвонили в дверь, и тот ее открыл. Но дверь в квартире Эвы и Стига оказалась стальной, оборудованной хорошим глазком и сигнализацией. Незнакомцам они не открывали, машины у Ларссона не было, по плохо освещенным и малолюдным улицам объект старался не ходить.

Уве и Олаф сидят в «Форде» и спорят: Олаф предлагает застрелить Ларссона, когда он выйдет из дома, Уве говорит, что это слишком опасно — на улице есть прохожие. К тому же он навел справки у работающих в полиции соратников и узнал, что Ларссон давно готовится к возможному покушению на него. Он договорился с городским управлением, и в случае тревоги на его улицу съезжаются все ближайшие патрульные машины.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или