Полная версия сайта

Стиг Ларссон: отец «Девушки с татуировкой дракона» и борец с несправедливостью

В тот день Стиг поднялся на седьмой этаж еле дыша, и вскоре его увезли на «скорой» без сознания. В прессе поднялась буря: скорее всего Ларссона убили.

Им было так хорошо друг с другом, что ни у Стига, ни у Эвы не было и мысли об изменах и приключениях на стороне. Летом они отправлялись на острова, арендовали яхту и ходили под парусами или плавали вдоль побережья на своем моторном катере «Йосефин», пятиметровой, отделанной красным деревом лодке, построенной в тридцатые годы

…У него было удивленное лицо — похоже, Стиг сделал это неожиданно для самого себя, под влиянием какого-то порыва…

…Он был так трогателен…

…Как мило, что он вспомнил их первую встречу в 1972 году, на молодежном собрании в школе Мимерскулен в Умео. И голубое в белый горох платье, в котором она была, и запах ее духов — «Лесной фиалки»…

Тогда Стиг был необыкновенно хорош: высокий, светлоглазый и светловолосый, с открытой мальчишеской улыбкой. А как звонко он смеялся! Эва не понимала, что Стиг в ней нашел, почему выбрал именно ее и отчего он ей не изменяет — даже не дает поводов для ревности. Теперь так не бывает, все их друзья, те, кто поженились много лет назад, давно разбежались. Пары встречаются и расстаются, люди проживают разные жизни, а у них по-прежнему продолжается та же самая, начатая давно, та, что ей дороже всего на свете!

И Стиг наконец сделал ей предложение!

Эва улыбалась, напевая песню, которую тридцать два года назад играли на танцах в Умео. А Уве и Олаф медленно ехали вдоль тротуара, не теряя из виду идущего к трамвайной остановке Ларссона. Олаф сказал, что мужик, как видно, не в себе: он улыбается, как идиот, глупо размахивает руками и похож на человека, выигравшего в Национальную лотерею пять миллионов крон. Уве пожал плечами:

— Кто знает, может, так оно и есть? В наше время не везет честным труженикам и идейным бойцам: этот прощелыга вполне мог сорвать хороший куш… Уве почти дозрел: последние минуты Олаф уговаривал его поравняться с Ларссоном и выстрелить ему в голову из украденного с армейского склада пистолета.

Стрелять надо было Уве: Олаф сидел за рулем, а Ларссон шел по их стороне улицы, и Олаф не хотел выходить из машины — прохожие могли разглядеть его лицо. Уве отнекивался: он плохо стрелял и к тому же страдал нервным тиком, его сильной стороной была аналитика. Пока они препирались, Ларссон подошел к остановке, на которой было довольно много людей, и Олаф зашипел от злости. Через минуту подошел трамвай, старый «Форд» поехал следом. Олаф Веннесбрун не любил рисковать, но работа должна быть сделана — и чем скорее, тем лучше.

Они колесили за Ларссоном по всему Стокгольму: Уве сидел за рулем, Олаф составлял график передвижений объекта.

Редакция Expo, редакция журнала «Черное и белое», Главное управление полиции на Кунгсхольмен, телевизионный канал «Призма», бар «Какаду» на улице Регента — Ларссон просидел там два часа, до дома его довез писатель Ян-Эрик Петерссон, с которым у нацистов из «Белого арийского сопротивления» тоже были счеты... Акция не удалась, Уве и Олаф отправились по домам, чтобы вернуться к семи утра, — их сменила ночная смена, два крутых парня из близкого к движению рок-клуба «Железный викинг», немолодые бородатые байкеры, пересевшие с «харлеев» на неприметную «Тойоту». Они просидели в ней всю ночь, попивая пиво, по очереди отлучаясь за угол, чтобы пописать, и поглядывая на окна квартиры Стига. Одно из них светилось до утра: Ларссон работал, три тома «Миллениума» уже лежали в издательстве Norstedts, он работал над четвертой, заключительной книгой.

В ней Лисбет Саландер разделается со всеми оставшимися врагами и избавится от своих внутренних дьяволов — одновременно с этим она станет сводить татуировки. Девушка преодолеет саму себя, вернется к нормальной жизни и сменит кожу, как змея, — даже внешне станет другим человеком… Стиг лупил по клавишам компьютера, выкуривая одну сигарету за другой, то и дело вставая из-за стола, чтобы заварить новую порцию кофе. Тогда загоралось окно на кухне, и несущие ночную вахту байкеры хмыкали — у этого извращенца все не как у людей… У «Железного викинга» были свои претензии к Ларссону. 10 лет назад он опубликовал большое расследование о музыкальной индустрии правых, компакт-диски с металлическим роком приносили неонацистским движениям огромные деньги. В Швеции статья наделала шуму, в бухгалтериях рок-клубов и звукозаписывающих фирм то и дело устраивались налоговые и полицейские проверки.

Байкеры ждали: вдруг Ларссон выйдет из дома рано утром, когда на улице не будет прохожих? А он писал, перечитывая готовые страницы, улыбаясь и почесывая в затылке, вытряхивал полную пепельницу в мусорное ведро и распечатывал новые пачки сигарет. Было написано больше трехсот страниц, с такими темпами он закончит книгу за несколько месяцев. Поначалу все шло куда тяжелее — работа над «Девушкой с татуировкой дракона» давалась ему с трудом, но теперь он вошел во вкус. Другом и помощником Лисбет, журналистом Микаэлем Блумквистом, был он, но он же был и аутисткой Лисбет. И не важно, что Стиг не разбирался в компьютерах, а его героиня оказалась гением информатики, легко взламывала чужую почту и банковские коды, используя компьютер, как отмычку, присвоила себе чужое состояние и между делом решила теорему Ферма...

В детстве, переехав от бабушки с дедушкой из их маленького, построенного в лесу домика с разваливающейся печкой, он чувствовал себя таким же, как она, — потерянным и никому не нужным.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или