Полная версия сайта

Дочь Никиты Хрущева: «После отставки отца элита от нас, мягко говоря, отвернулась»

Дочь Никиты Хрущева Рада Аджубей рассказывает о семейной жизни своих родителей и интригах в сталинском политбюро.

Это была дружба?

— В какой-то мере да, если можно считать дружбой, когда деловые поездки совершаются вместе, отдыхают вместе, выходной день проходит рядом. На него отец опирался, и тот ему во многом помогал. Особняк Микояна был по соседству на Ленинских горах. Кстати, идея построить там правительственный квартал принадлежит Хрущеву. Отец говорил: давайте как в Америке сделаем. В Америке человек занимает пост, ему дают представительское жилье. Ушел с поста — освободи.

Вот так Хрущев и Микоян стали соседями на Ленинских горах. Много времени проводили в беседах. Но интересно, что Микоян был против «секретного доклада» на XX съезде КПСС. Хотя при этом на самом съезде он единственный выступил в открытой части с критикой Сталина.

— Личность Сталина обсуждалась у вас в семье?

— Я никогда дома не слышала каких-то восхвалений.

Скажем, в Киеве на дачу к нам на 1 Мая, Октябрьский праздник всегда приглашались гости: командующий округом, секретари ЦК... Это было, с одной стороны, официальным мероприятием, с другой — мы все в этом участвовали. Я никогда не слышала, чтобы Никита Сергеевич произносил за столом: «За здоровье нашего любимого, неповторимого...» Никогда! Для меня это прозвучало бы фальшью.

Обсуждение поступков вождя, пока он был жив, у нас просто не допускалось. Это уж потом, на пенсии, Никита Сергеевич вспоминал разные истории.

Скажем, в 30-е годы, когда он работал 1-м секретарем Московского городского комитета ВКП(б), к нему обратились москвичи с жалобами на снос старинных зданий. «Что делать?» — спросил он Сталина. «А вы ночью взрывайте», — был ответ.

— Лично вам «отца народов» доводилось видеть вблизи?

— Практически нет. Знала Светлану Сталину, Юру Жданова, ее второго мужа.

Самого Сталина вспоминаю на праздновании его 70-летия в Большом театре. 1949 год. За столом на сцене справа от юбиляра — Мао Цзэдун, слева — Хрущев как 1-й секретарь Московского обкома и распорядитель вечера. Чествование шло несколько часов. На столе выросла гора букетов цветов, из-за которой уже не было видно Сталина.

«Почему же Никита Сергеевич не отодвинет цветы?» — спросил меня Алеша. «Но он же его не просит», — ответила я. Вот такие выстраивались отношения.

— Сталин умер, не назначив себе преемника. Могли ли вы подозревать, что ваш отец вскоре станет главой страны?

— И в мыслях не было. Хрущев был председателем комиссии по организации похорон Сталина. Но это уже потом, после Брежнева, по этой должности угадывали будущего генсека. Как пришел Хрущев? Дело в том, что сталинское окружение просчиталось. Им казалось, что Хрущевым легко будет управлять. А он пришел со своей программой, своими идеями. В то время у него были внешне ровные отношения практически со всеми, даже с Берией.

Вообще я Берию видела один раз в жизни, в лифте на Грановского. Он ехал к Маленковым, а я — к себе домой. До сих пор у меня ощущение этих страшных глаз, хотя я ничего про него особо не знала. Наоборот, он был среди руководителей уважаемых и непререкаемых. Поэтому когда я узнала, что еще с 30-х годов они с отцом были знакомы, не сразу поверила. Были на «ты». Никита Сергеевич, между прочим, с очень немногими был на «ты». После смерти Сталина у Берии возник план построить в Абхазии особняки: себе, Хрущеву, Маленкову. На пикнике, восторгаясь красотами гор и моря, он предложил: «Никита, давай построим здесь дома, будем дышать горным воздухом, проживем по сто лет, как эти старики в долине». Хрущев как бы вскользь спросил: «А стариков куда денем?» «Да переселим куда-нибудь», — был ответ… После смерти Сталина в стране несколько месяцев не было единоначалия.

Никиту Сергеевича упрекали в том, что вместе с ним за границу ездит семья. Нина Петровна Хрущева и Йованка, жена Иосипа Броз Тито. Югославия, 1963 г.

Правил триумвират: Молотов, Маленков, Булганин. Хрущев руководил секретариатом ЦК КПСС. И вот так почти незаметно обскакал их. Для семьи избрание отца 1-м секретарем ЦК стало полной неожиданностью...

В то время отец жил на даче, мы с Алешей тоже: я с ребенком сидела просто безвыездно. Что-то мне понадобилось в городе, и отец предложил подвезти. А я знала, что должен быть пленум, на котором изберут первого секретаря. Едем обратно, и я интересуюсь: «Ну, кого же избрали?» Он отвечает: «Меня». Я даже опешила. Спрашиваю: «И что, тебе не страшно?» Он говорит: «Нет...»

— Арест Берии помог Хрущеву занять высший пост?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или