Полная версия сайта

Дочь Никиты Хрущева: «После отставки отца элита от нас, мягко говоря, отвернулась»

Дочь Никиты Хрущева Рада Аджубей рассказывает о семейной жизни своих родителей и интригах в сталинском политбюро.

— Арест Берии «помог» Хрущеву остаться в живых. Думаю, и многим сотням тысяч наших сограждан. Противостояние Берия — Хрущев было бескомпромиссным, исход — без вариантов: смерть или на худой конец тюрьма. Оба это знали. Даже я чувствовала это.

К моей свекрови очень хорошо относилась Нина Теймуразовна Берия, но мать Алеши старалась от этой дружбы держаться подальше. Она с Берией была знакома, потому что работала в сверхзакрытой мастерской по пошиву индивидуальной одежды для членов политбюро. Сейчас эту профессию называют «дизайнер», а тогда говорили «портниха» или «закройщица». И нанимал ее туда сам Берия. Она тогда поставила условие, что к КГБ не будет иметь никакого отношения, — она идет только как вольнонаемный человек. И еще попросила большую зарплату.

Он все условия выполнил.

Свекровь рассказывала: «Без конца мне звонит жена Берии, приглашает в воскресенье на дачу к ним приехать. Я отнекиваюсь как могу: ну что я к вам поеду, у меня свой внук». Потом я сама как-то столкнулась с Ниной Теймуразовной — как раз в мастерской... Знаете, это ощущение не объяснить. В воздухе витало: кто кого? Я, помню, ходила по даче и думала, что если вдруг нас арестуют, расстреляют, то, может, нянька возьмет к себе сына? Были такие мысли. Кто-то сказал, что чуть ли не танки к Москве подходят. Так что витало...

— Но в ЦК оставались другие сталинисты. Ваш отец говорил, какую «бомбу» хочет взорвать на ХХ съезде? Развенчание культа — это его личная инициатива?

— Думаю, да. И она начала исполняться даже до съезда. Он собирал совещания прокуроров, где говорили, что надо поднять дела репрессированных, изучить обстоятельства. В ЦК шли письма. Отец все время спрашивал себя: что же это было, как в этом разобраться? Его мучила мысль — как ставились эти совершенно жуткие, надуманные процессы? Я же сам, говорит, сидел в Колонном зале, когда Бухарин признавался, что да, виноват. Вот об этом он думал. А затем была организована комиссия из людей отсидевших, и они ему рассказывали, как шли допросы, как выбивались показания. Для Никиты Сергеевича это было потрясением. Казалось бы, будучи на таком «верху», он должен был все знать, но знал несравнимо меньше, чем мы сегодня. А потом, у Сталина существовало правило: вот есть у тебя твоя делянка — там и работай. Если тебя не приглашают, то не лезь. Отца очень волновала история с Кировым, он пытался разобраться.

Судьбы репрессированных беспокоили уже начиная с военных времен: он еще тогда запросы какие-то делал. А секретный доклад на ХХ съезде стал закономерным явлением в его жизни.

— Есть одно слово, связанное с именем Никиты Сергеевича, которое широко используется и сегодня — «хрущевка». Оно обидное?

— Напротив! Это же не просто идея построить дома. Главное было — переселить людей из коммуналок и из жутких бараков. Уже когда кончалась война, он спросил разрешения у Сталина (на каждый шаг спрашивалось разрешение для человека его уровня) проехать по Германии, Польше, Австрии. Ему разрешили. И он везде и всюду интересовался строительством. Так что не просто в Москву приехал и решил: а давайте-ка мы будем строить столицу!

Все началось еще с Киева, и люди, на которых он опирался, тоже там с ним работали, и тот же железобетон оттуда в Москву пошел. Важно, что строительство, огромное переселение людей шло по всему Союзу. Кроме того, это не просто идея, а совершенно новый уровень технологии строительства, когда не кирпич за кирпичом выкладывают, а ставят стену за стеной или целые комнаты. И отец считал, что это — будущее строительства. А что касается домов именно этой серии, то было так. Я наблюдала, когда в воскресенье, в выходной день, к нему приезжал помощник. Раскладывал бумаги, чертежи, объяснял, почему именно 5 этажей: дешевле воду подавать, да и без лифта можно обойтись. Прикидывали и так, и сяк. Отец любил во все вникать. А потом, он считал, что эти дома строятся на 20—25 лет, а потом мы возведем дворцы.

Это его слова.

— Одни называют Хрущева человеком, приподнявшим «железный занавес», другие — продолжателем холодной войны…

— Холодная война началась до Хрущева. А у него была твердая позиция: СССР — великая держава, и мы не позволим попирать себя ногами. Поэтому когда произошла история с американским пилотом-шпионом Пауэрсом, он отказался встречаться с президентом США, хотя приехал в Париж на совещание глав великих держав. Он требовал извинения от Эйзенхауэра. Точно так же и в Америке себя вел. Говорил, что унижать себя не позволим никому. Повторяю: это была его принципиальная позиция. Он много занимался армией, делал ставку на ракеты и подводные лодки. И в космосе мы были первыми.

Что же касается Карибского кризиса, то тут и Кеннеди, и Хрущев почувствовали, что ситуация на грани, а за гранью — все, пустота.

— Нью-Йорк уже стали эвакуировать, а в Москве, по-моему, все было спокойно.

— Абсолютно.

У меня дети тут в скверике гуляли, маленькие тогда были, еще в школу не ходили.

Когда мой муж Алексей Иванович был еше жив, в 30-ю годовщину Карибского кризиса к нему нахлынули журналисты, главным образом иностранные, и очень много американцев. Многие из них рассказывали: «Мы тогда были школьниками. Помним, какой это был ужас. В каждом окне в Нью-Йорке, в магазинах стояли телевизоры, где все время говорили, что вот через день, через час, через минуту...»

Анекдот такой ходил: «Как уберечься от атомной бомбы?

Ответ: накрываешься газетой «Правда» и медленно ползешь на кладбище...» А про реальную обстановку у нас что могу рассказать? Я ничего не знала, спокойно жила, ходила на работу. Дети с няней гуляли. Никита Сергеевич не предлагал куда-то их вывезти или еще что-то предпринять. С тех пор я иногда размышляю, что лучше — знать правду или не знать.

Многие обвиняют Хрущева в непоследовательности, и справедливо обвиняют. Безусловно, он был воспитан Сталиным. Командный стиль не вытравишь за пять минут. Но как человек, прошедший войну, и не одну, он никогда войны не хотел. Ни в коем случае.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или