Полная версия сайта

Владимир Кристовский: «Уйти из семьи было тяжело. Но по-другому я не мог»

«Гореть тебе, Кристовский, в аду», — попрощалась со мной супруга. Терпкого аромата серы пока не ощущаю, но кто знает…» — вспоминает Кристовский.

Или надо разводиться. Я остановился на втором варианте. Конечно, у двоих одновременно любовь не заканчивается, кто-то станет первым, а другому придется принимать ситуацию... Согласен, это больно. Но лучше, чем что-то изображать…

— Почему пока мужчина неизвестен, несостоятелен и прочая, прочая, рядом одна женщина? Она смиренно смотрит с тобой на сосиски, как на Ван Гога, вытирает сопли обид и неудач, рожает тебе детей абсолютно без надежды учить их в Лондоне... А потом у мужчины меняется статус, а следом и жена. Рядом появляется более юная, красивая, свежая. Так всегда бывает?

— Наверное, это типичная история, и, возможно, моя со стороны кажется такой же. Но все не так… Я не хотел об этом говорить, но, видимо, пришло время объяснить.

В первый раз мы с Лерой хотели разойтись совсем молодыми. Года через три после свадьбы. Детей у нас тогда не было. Каждый жил своей собственной жизнью и друг другом мы интересовались очень условно. Я проводил время в основном с друзьями, потому что был достаточно молодым человеком. Кроме того, не очень понимал смысла семейной жизни, а точнее, зачем все это нужно именно мне. Да и Лера говорила, что как-то не складывается... Но, видно, судьба действительно существует. Мне нужно было попасть во все ситуации, в которых я побывал, потому что каждая несла определенные последствия, менявшие мою жизнь. Думаю, то, что нам суждено было все-таки остаться вместе, родить четверых детей, — это часть какого-то большого плана. Не знаю, правда, чьего.

Так вот, мы стояли в шаге от развода, когда попали в религиозное объединение «Церковь Христа». Весьма спорное, но суть не в этом. Я всегда был верующим плюс человеком с особенностями — если у меня появляется некая идея, начинаю следовать ей очень упрямо. Радикальный и настырный мужик. То есть в следовании каким-то целям башку расшибить могу, но выполню! И меня спросили: «Ты записался добровольцем? Тогда следуй заповедям!» И я ответил: «Есть!» Все приятные привычки — будь то выпить с приятелями, увлечься какой-нибудь красоткой, повалять дурака — послушно и с энтузиазмом похоронил. «Все! — сказал я себе. — У меня есть жена, с которой буду жить во что бы то ни стало!» И начал жить.

«Церковь Христа», помимо всего прочего, знаменита своей непримиримой борьбой с абортами.

Скоро я вернулся домой. Сил поставить окончательную точку у меня не хватило, да и Лера не смогла закрыть перед моим носом дверь. Мы договорились не затевать эту историю, пока младшие дочки хотя бы чуть­чуть еще не подрастут

Этот принцип всегда был мне близок и понятен, поэтому легко нашел отклик в душе. У нас с Лерой вполне логично начали появляться малыши. Вот тут-то и началась подлинная борьба за выживание. Пока детей нет, ты беззаботный, абсолютно свободный человек. Рождается ребенок — и твои инстинкты выгоняют тебя на поиски хрестоматийного мамонта, коего надо срочно догнать, подстрелить и скормить наследнику. Какие уж тут друзья и девицы? По сторонам посмотреть некогда! Но это, как мне кажется, я уже достаточно ярко описал.

Прошло много времени, когда я понял, что оказался в странном месте, а наши церковные отцы-наставники не так безгрешны, как хотели бы казаться в своих проповедях. Все они преследовали свои интересы, играя живыми людьми как пешками. Большое количество «прихожан» было просто психологически покалечено на моих глазах.

Эти запуганные, запрессованные люди по сей день не могут найти свое место в мире. Они как моральные инвалиды. На меня воздействовать было сложновато. Хотя тоже пытались. Один из церковных лидеров, к примеру, говорил: «Вова, тебе не надо в Москву. Это не план бога». К счастью, несмотря на энтузиазм и жажду правильной жизни, я продолжал оставаться жестким человеком. Даже попытался как-то образумить людей, с которыми успел подружиться, но безуспешно.

Разочарование мое было огромно. Самая на первый взгляд правильная и большая в жизни надежда оказалась пустышкой. Я ушел и решил держаться подальше от любых религий, потому что все, что нам преподносят в любых храмах, по-моему, слишком далеко от истины.

И надо сказать, даже мне было сложно начинать жизнь вне «Церкви Христа». Голова перестраивалась очень долго, я, как и остальные, не понимал, кем же являюсь на самом деле и почему решил отказаться от радостей и слабостей мира?

А лет пять назад я в первый раз ушел из семьи и стал жить отдельно. И вот однажды мы с друзьями оказались на дискотеке. Обычная дискотека, все танцуют. Необычным было одно. Представьте: в центре танцующей толпы девушка, выше всех примерно на голову, и она так размахивает своими огромными руками, что вокруг нее просто воронка образовалась. Я смотрел со стороны и видел, что в круг, в котором она танцует, никто не может проникнуть! Это просто опасно! А я как раз начал вспоминать, что вообще-то мне нравятся женщины, особенно красивые, к тому же одной ногой практически в холостяках…

В общем, рискнул шагнуть в опасную зону с летающими руками и познакомиться. «Ольга», — представилась она.

— То есть роман с Ольгой, девушкой из вашего клипа «Оля из Сети», тогда и начался?

— Начался и закончился. Очень скоро я вернулся домой. Поставить окончательную точку у меня не хватило сил, да и Лера не смогла закрыть перед моим носом дверь. Мы договорились не затевать эту историю, пока младшие дочки, совсем еще крохи, хотя бы чуть-чуть еще не подрастут. Впрочем, очень скоро все вошло в привычную колею — мы зажили каждый собственной отдельной жизнью, иногда собираясь вместе в поездках с детьми на море или в горы.

А спустя пару лет мы действительно делали клип «Оля из Сети», и я пригласил сниматься Ольгу.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или