Полная версия сайта

Сезария Эвора: история любви и одиночества

Ее голос нес обещание счастья. Он прощал, отпускал грехи, утешал и благословлял.

Излишне говорить, что съемка удалась, а Сезария потом долго не хотела уходить с пляжа, несмотря на явную усталость и гудевшие ноги. Хотела гулять, ходить то туда, то сюда еще и еще, хотя Энни вроде как уже закрыла объектив и собиралась уезжать. Мне было и смешно и грустно наблюдать за Сезарией — в ее поведении проглядывало щемящее чувство «недорадости», недолюбленности, которое ничем невозможно было ни исправить, ни восполнить. И этот случайный паренек, сам того не понимая, подарил ей, наверное, действительно счастливые минуты.

— Как вам кажется, страдала ли Сезария от своего одиночества?

— Да, страдала. Но только в ранние годы. А потом она свыклась со своим положением, решила: такова, видимо, ее судьба — быть все время одной. Но хотя у нее и получалось, как ей казалось, так жить, все равно чувствовалось — горечь внутри не покидала ее никогда. Кстати, у дочери Сезарии тоже нет мужа. Такая вот наследственность…

Впрочем, сама Сезария пыталась обосновать свое одиночество, рассуждая как настоящий философ. Она говорила: «Быть одной в Кабо-Верде — это судьба». Или: «Кабо-Верде построен женщинами и держится на женщинах». Как я уже говорил, мужчины постоянно уезжают с острова. Главный эмиграционный пик случился после того, как американцы решили, что кабовердцы незаменимые ловцы акул, уникальные, опытные моряки. Их стали нанимать на работу. Назад они не вернулись, основав в США, в Массачусетсе, чуть ли не самое крупное в мире поселение кабовердцев.

Уехавшие мужчины присылают оставленным семьям деньги, а их жены и подруги пилят, обтесывают камни, носят тяжести — строят город.

Сезария всегда возвращалась на свой остров, в город, в котором была подлинной крестной матерью всех обитателей

Оставшись одни, женщины освоили все профессии, став, по сути, самодостаточными.

Сезария постоянно говорила, что таких, как она, в ее родном городке Минделу много. Женщин, искавших когда-то любовь, обретавших ее ненадолго, а потом превратившихся в сплошное ожидание. Женщин, умеющих быть одинокими. Умеющих выживать.

— А что вы знаете о ее личной жизни?

— Она говорила мне, что вперые влюбилась в 14 лет в какого-то коммерсанта из Минделу.

Ни матери, как и никому другому, не рассказывала, при каких обстоятельствах и с кем она потеряла девственность.

Ее первой настоящей любовью стал музыкант по имени Эдуардо. Сезарии было шестнадцать. Именно он открыл, что у нее есть голос, стал подыгрывать на гитаре, сочинял ей песни, выступал с ней на улицах и в барах города. А потом уехал искать работу и счастье в Голландию, там женился и остался насовсем. Позже, узнав, что брошенная им любимая родила от кого-то сына, разыскал ее в Минделу и предложил записать ребенка на свое имя. Она отказалась — ведь малыш был не от него. Но в честь возлюбленного дала сыну имя Эдуардо. На память об их любви.

Сезария как-то сказала, что имела такое количество мужей, что однажды сбилась со счету.

Но официально ни с кем никогда не была зарегистрирована.

Отцом ее сына Эдуардо (Сезария родила его в восемнадцать) был некто Бенжамин, португалец. Они познакомились на корабле, где тот служил помощником механика, а Сезария выступала с концертом. Потом виделись каждый раз, когда корабль приходил в порт Минделу. Однажды она забеременела, и Бенжамин исчез. Мгновенно. Так что сын никогда не видел своего настоящего отца.

Сезария не доверяла мужчинам и не верила им, но была увлекающейся. В юности легко влюблялась в одного, одновременно присматривалась к другому. Своим отношением к женщинам мужчины научили Сезарию не возлагать на чувства особых надежд, ничего ни от кого не ждать. И она усвоила урок. Она знала — привязываться не стоит, это бесцельно.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или