Полная версия сайта

Жена прощала Адомайтису измены

«Встреча с Эугенией была как солнечный удар».

Я уже был немолод, тридцать лет сравнялось, убежденный холостяк: эта мне не нравится, у той глаза не такие, у другой ноги кривые… А увидел Эугению — и сразу сердце екнуло. Она была такая красивая

Это длилось долго, очень долго… Мы дружили несколько лет, но так и не переступили последний барьер.

— Но вы же таким красавцем были!

— Этого я тогда не знал. Был физиком — и все. О своей внешности вообще не думал.

— Предложение ей сделать не пробовали? Сказать: «Будь моей, давай поженимся!»

— Да нет, мы же студентами еще были. К тому же после четвертого курса я вдруг решил изменить жизнь. Просто изнемогал: увижу какой-нибудь спектакль или хороший фильм — и не нахожу себе места, начинаю с ума сходить. Возвращаюсь к себе в комнатушку, которую снимал, и начинаю что-то изображать, декламировать какие-то тексты…

Наконец решил: «Попробую-ка поступить в консерваторию. Вдруг примут?»

На экзаменах не блеснул: плохо читал, плохо рассказал стихотворение… В общем, все делал скверно. А во время проверки слуха вообще обманул комиссию — ведь у меня его нет.

Когда подошла моя очередь петь, спрашиваю: «Не могу ли я сам себе аккомпанировать на фортепиано?» Дело в том, что я с детства страшно любил музыку и очень хотел научиться играть, а в школе фортепиано закрывали на ключ, чтобы ученики не портили его, не колотили по клавишам кулаками или ногами. Так я что сделал? На листе бумаги нарисовал клавиши — черная-белая, черная-белая… Беру в руки ноты: до-ре-ми — ага, вот это надо нажимать.

А когда учитель оставлял фортепиано открытым, подходил и играл, проверял себя. Вот так по нотам учился играть Причем без музыки.

Выучился, конечно, кое-как — ну, песенку там какую-то наиграть… Слуха-то нет! А потом и аккордеон освоил, и гитару — тоже по нотам.

В консерватории я сел к роялю, начал громко играть, а песенку мурлыкал так тихо, что даже сам не слышал. Комиссия возрадовалась: «Играет! Значит, слух есть! А поет тихо из-за того, что стесняется! Молодой еще…»

Так я и не понял, почему меня приняли, а сейчас уже не у кого спросить. Набиравшая курс преподавательница давно умерла...

Поступив к консерваторию, я еще доучивался на физмате.

— Занимаясь физикой и актерскими этюдами одновременно, можно сойти с ума...

— После того как меня приняли в консерваторию, наука стала вторичной, и на пятом курсе физмата я начал учиться плохо, хотя до этого отличником был: физику с математикой знал прилично.

Я по своей внутренней сути не актер. Если бы обстоятельства сложились иначе, стал бы ученым, физиком

Да и ответственный был: раз родители присылают сало, помогают мне, я обязан хорошо учиться! На физмате многие знали, что я учусь в консерватории, и относились ко мне снисходительно, как к блудному сыну: «Наш артист!» Это немножко помогло, я как-то сдал выпускные экзамены и получил диплом.

А потом, неважно окончив консерваторию, отправился в маленький городок Капсукас. В отличие от физмата на актерском я учился плохо с самого начала.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или