Полная версия сайта

Татьяна Лейбель: «Брак Алферовой и Абдулова был мыльным пузырем»

«Наша любовь была обречена с самого начала. У нас не было будущего. Нам с Сашей не дали бы пожениться».

Я уверена, что Саша до конца своей жизни ценил нашу дружбу

Я поправилась, и в апреле мы с Никольским дали первый концерт. Я снова отправилась в Питер досниматься в кино. И надо же такому случиться: снова останавливаюсь в той же самой гостинице. Спускаюсь, хромая, по лестнице, а мне навстречу снова поднимается… Саша. Дежавю! «Привет! — Как будто мы и не расставались, все тот же «привет». — Что делаешь?» — «Не видишь, спускаюсь, как могу…» — «Вижу. А что вечером делаешь?» — «Опять двадцать пять! Ну что тебе за дело, что я делаю вечером? Сниматься буду». — «А потом? — Он делает вид, словно не замечает моего грубого тона, и продолжает: — Надеюсь, ты на этот раз не будешь убегать от встречи?» — «Не буду…» — «Ну я зайду?» — «Заходи».

И он зашел. Оглядел номер и сказал: «Пошли ко мне. У тебя тут слишком бедно». В его «люксе» на столе фрукты, шампанское...

Саша ведет себя так, словно мы только вчера расстались. «Саша, солнце мое, ведь ты женат?» — спрашиваю. «Ох, перестань говорить глупости, ты же взрослый человек…» — поморщился он. «Все вокруг говорят, что у вас такая любовь». — «Да с ней не о чем даже поговорить. Я с ума схожу с ней от скуки». — «Зачем женился?» — «Когда-нибудь объясню…» И это он говорит через месяц после свадьбы! Как такое может быть? Видимо, чего-то я не знаю. Я смотрю на его руку, а обручального кольца нет. «Наверное, для меня снял…» — думаю.

Прошла ночь. Утром: «Пока». — «Пока». Мы снова разлетаемся в разные стороны. Признаюсь, с моей стороны это была женская месть. Больше такого не повторялось, хотя много раз он и просил, и настаивал, и уговаривал…

Мы с Борей поженились и прожили вместе три года.

В 80-м развелись, так и не сумев создать семью. Я его не любила, вышла замуж, только чтобы навсегда выбросить Абдулова из головы.

Но жизнь нас с Сашей все время упорно сводила. Иногда мы случайно встречались на улице. Жила-то я неподалеку от «Ленкома». Как-то еду на такси, вдруг на светофоре с нами поравнялась машина. Гляжу — Абдулов сидит. — «Тань, пересаживайся ко мне. У меня творческий вечер, поедешь со мной?» Конечно, ему хотелось показать мне, какой славы он добился…

В 83-м году меня случайно подвозит на машине один парень. Разговорились, он взял мой номер телефона. И у нас начался роман. Помню, как он ушел утром, гляжу — часы свои оставил. «О! — думаю. — Это он не случайно сделал». И действительно, Игорь вернулся за часами и остался навсегда.

Я наконец была счастлива. Он тоже, как и я, окончил ГИТИС. В марте следующего года исполнится 30 лет, как мы с ним женаты…

А тут мой партнер Никольский попал в больницу и уже не мог танцевать. Он был жестоко избит, четыре месяца лежал в коме. Выжил только благодаря сильному сердцу. В это время нам дают звание заслуженных артистов. Что делать? Надо продолжать работать. Я создаю свою танцевальную группу «Новое поколение». Мы много выступали: на кинофестивалях в Доме кино, на вручении премии «Ника»... «Москонцерт» с условием, что я буду руководителем этой группы, берет нас под свое крыло. Как-то раздается звонок: «Татьяна Абрамовна? Вас приглашает к себе руководитель отдела Кислицкий». Прихожу на прием. «Здравствуйте, — пожимает мне руку незнакомый мужчина.

— Вы меня не помните? А я вас, Татьяна Абрамовна, хорошо знаю… Между прочим, когда-то вмешался в вашу судьбу…» — «Каким образом? Я вас не знаю!» — «Я был директором театра, когда вы жили с Абдуловым. И в принципе мы с Марком Захаровым сыграли в вашей жизни большую роль… Мы хотели создать красивую театральную пару, а вы нам мешали. Саше и Ирине на свадьбу мы подарили двухкомнатную квартиру. Надеюсь, вам все понятно?»

Так вот, что хотел мне тогда сказать Саша! Его брак — ширма, это был всего лишь огромный мыльный пузырь. Когда квартира была получена, Алферова, видимо, ему стала неинтересна, и понеслись измены… Через полгода после женитьбы он уже жил своей жизнью. Правда, надо отдать ему должное, растил Ксению как родную дочь. Развелся с Алферовой Саша лишь через много лет, перед женитьбой на Юле.

Может быть, ему было удобно говорить своим девушкам, что он женат? Не знаю…

В 89-м мы с мужем уехали на ПМЖ из нашей страны в Канаду. Прощай, Саша, теперь уже навсегда, вряд ли мы когда-нибудь увидимся… Но мы снова увиделись — через десять лет. Только это были совсем другие отношения. Дружеские…

Именно я была инициатором нашей дружбы с Сашей. Перед приездом в Москву я ему позвонила. Он страшно обрадовался: «Нам обязательно нужно встретиться!»

В Москве я остановилась у своей приятельницы. Звоню в «Ленком». — «Кто спрашивает Александра Гавриловича?» — «Таня Лейбель». —«Кто-кто?!» На том конце провода удивленный возглас.

Слышу, как Саша летит к телефону: «Ты где? В Москве? Давай быстрее в театр! Немедленно!» Я накидываю норковую шубку подруги и бегу к «Ленкому». Открываю дверь служебного входа и сталкиваюсь на пороге с каким-то человеком. «Знакомое лицо…» — промелькнуло у меня в голове. «Привет!» — здороваюсь на ходу. Вдруг слышу: «Таня…» Оборачиваюсь: «Что?» — «Ты меня не узнаешь?» — «Саша, ты?» Это был совсем другой человек… Я смотрела на родное лицо, изменившееся до неузнаваемости, и думала: «Саша-Саша, что с тобой сделали?..»

Когда мы встретились с Сашей после стольких лет разлуки, нашей радости и счастью не было предела. «Куда пойдем? — спрашивает Абдулов, обнимая меня за плечи. — Ты хотела в Дом кино? Но тебе там уже не понравится, а ВТО сгорело…» А у меня дурацкая ностальгия: хочу в Дом кино, хочу вспомнить молодость!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или