Полная версия сайта

Татьяна Лейбель: «Брак Алферовой и Абдулова был мыльным пузырем»

«Наша любовь была обречена с самого начала. У нас не было будущего. Нам с Сашей не дали бы пожениться».

Мы много выступали, гастролировали по стране и за рубежом... (Т. Лейбель с А. Клоковым)
AD

Помню, все веселятся, чокаются... Вокруг все знаменитые, а я — танцовщица, известная в узких кругах. Помню, когда на вопрос: «А вы откуда?» я отвечала: «Из Москонцерта», у спрашивающих вытягивались лица. Видимо, это звучало так, словно я выругалась матом в приличном обществе.

Саша, конечно, из кожи лез, чтобы быть в центре внимания. Его девиз: только первый, только главный! Но эти актерские амбиции до добра не доводит. Я это точно знаю… И хотя блондинок принято считать дурами, у меня было чутье на фальшь. И Саша это ценил. Он прислушивался ко мне, всем со мной делился и часто спрашивал совета. Помню, как после спектакля «В списках не значился» спросил мое мнение: «Тебе понравилось?» «Не все… Понимаешь, слишком много ложной экзальтации.

Будь более сдержанным, играй глазами». Наверное, я была жестока с ним, но он ни разу на меня не обиделся. Ему нравилось, что мы с Марком Захаровым порой сидим весь вечер и на равных обсуждаем премьеру.

А еще я давала Саше советы, как правильно подать себя. Он ходил смешно, подгребая ноги, и дикция у него хромала из-за отсутствия одного из зубов. «Посмотри, как ты ходишь и как говоришь! Вставь зуб», — постоянно говорила я ему. А он только смеялся: «Я лучше туда сигарету вставлю...»

Сашу до сих пор в прессе часто называют донжуаном. Я бы так о нем не сказала. Скорее он был очень любвеобильным. Поэтому я в итоге и ушла от него.

Теперь думаю, что, может быть, у Саши и при мне были какие-то интрижки.

Ведь тогда съемки в кино зависели от ассистентов, помощников режиссеров, а работали на этих должностях женщины, как правило одинокие и желающие любви. Но Саша никогда не давал мне повода ревновать. А вот когда у них в театре появилась Ирина Алферова, я сразу же почувствовала: что-то происходит…

Как-то прибегает Саша из театра и на бегу рассказывает: «У нас появилась новенькая, Ира Алферова. Симпатичная, но, по-моему, артистка никакая». О том, что она приехала из Болгарии, что развелась с мужем-болгарином и у нее есть маленькая дочка, я узнавала постепенно.

Наступило лето. Саша предлагает: «Поехали со мной на съемки в Одессу». С нами отправились Володя Долинский со своей девушкой. Пока мы втроем отдыхали, Саша метался с одной студии на другую.

Как-то мы с Долинским оказались одни, и он стал ко мне приставать.

Получив резкий отпор, обиделся: «Ты что нос задираешь? Верность Сашке хранишь? Да он... да я тебе та-а-акое расскажу…» Я его перебила: «Ничего слышать не хочу. Как ты смеешь предлагать мне эти гадости?» — «Ах, гадости? Что ты из себя корчишь недотрогу? Вот увидишь, я все сделаю, чтобы Абдулов тебя бросил!» Помню, я тогда подумала: «Да что он может такого сделать? Не понимаю…» Я не знала тогда, что Ира Алферова с маленькой дочкой живут у Володиной мамы…

Саше я ничего не сказала. Ну что я буду на его друга ябедничать? Хотя обещание Долинского развести нас с Сашей в душу запало… «Саш, — говорю спустя время, — мне в Москву надо, у меня концерты».

Когда мы встретились лет через 10, я не узнала Сашу. Такое родное лицо изменилось до неузнаваемости... Это было уже лицо Дориана Грея, на котором все его пороки оставили свои следы...

Сашка расстроился: «А ты можешь остаться? У меня три свободных дня, давай вместе отдохнем, погуляем, а?» Я заколебалась, а он опять за свое: «Ну не уезжай, умоляю…» Ну как я могла не уступить, когда об этом просит любимый мужчина?..

Он так бурно радовался, что я осталась: «Я тебе такой праздник в Одессе устрою!» Помню, посадил меня, как маленького ребенка, к себе на плечи, так всю ночь и носил по городу. Мы пели, хохотали, пили молодое вино, гуляли по набережной... Тогда-то Саша со мной поделился: «Марк предложил роль Медведя в «Обыкновенном чуде». Как мне его играть, а?» Помню, как мы с жаром обсуждали роль. Я ему сказала: «Вот как смотришь на меня сейчас с нежностью, таким и будь…» У картины «Обыкновенное чудо» был сумасшедший успех.

Сашу стали узнавать на улице, просили автографы. Премьеру мы праздновали в ресторане с Жорой Мартиросяном. И Саша спросил: «Тань, скажи, что бы ты хотела получить в подарок. Я все для тебя сделаю!» — «Я так хочу в ГИТИСе учиться. Помоги…» — «И все?!» — «И все». Наутро он взял меня за руку и отвел в ГИТИС к Ренате Анатольевне, секретарю деканата. Подвел к ней и сказал: «Это Таня, моя жена. Я хочу, чтобы она у вас здесь училась...»

После Одессы мы разъехались в разные стороны: «Ленком» — дней на двадцать на гастроли в Армению, а мы с Никольским — на фестиваль в Молдавию. Вечерами я звонила Саше в его гостиничный номер, но он не брал трубку. «Ничего страшного…» — думала я.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




КОММЕНТАРИИ
  • Аватар

    22.10.2012 14:12
    Почему же всем женщинам Абдулова, за исключением Алферовой так хочется поговорить? И если их послушаешь, то и понять то невозможно кого же он любил на самом деле. Каждая себя расхваливает и и только благодаря ей каждой Абдулов жил и творил. Только Алферова молчит и правильно делает.
  • Аватар

    22.10.2012 15:31
    > Почему же всем женщинам Абдулова, за исключением Алферовой так хочется поговорить? И если их послушаешь, то и понять то невозможно кого же он любил на самом деле. Каждая себя расхваливает и и только благодаря ей каждой Абдулов жил и творил. Только Алферова молчит и правильно делает. Вы абсолютно правы.И все их разговоры одинаковы: из всех своих женщин любил ее одну ,не дали пожениться,его брак -это фикция и он умер с мыслью о ней.Хоть бы разнообразили сюжет какими-то красками,что-ли.
  • Аватар

    08.11.2012 16:23
    Отличная статья. Очень хорошо написано! Особенно верно замечено, что под конец жизни Абдулов стал похож на портрет Дориана Грея. Как он жутко состарился, словно ему судьба отомстила. Видно, было за что! И судя по всему, ему была одна женщина нужна - Татьяна Лейбель, которая была ему равной по уму и таланту. Никаких дополнительных лавров Татьяна от этой истории не получит, но она их и не ищет - просто рассказывает все, как было. Абдулов был не из тех людей, которые оставили по себе добрую память. Красавец-актер, чьи человеческие свойства были весьма сомнительны. Публика этого не видит, верит в романтического героя, но в "своей" среде он уважением не пользовался. Слишком много про него неприличных историй ходило и ходит. Продукт своего времени, одним словом, - и не слишком высокого качества продукт, прямо скажем. Татьяна Лейбель как раз этот феномен и пытается объяснить, и надо сказать, что это ей неплохо удается. Так что автору статьи удалось показать Абдулова совершенно с неожиданной стороны, и спасибо за это огромное - и автору, и Татьяне Лейбель.

  • #createdAt#
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение


    Загрузка...

    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или