Полная версия сайта

Дарья Повереннова: «Свои страдания я прошла до конца»

«Ты у меня замечательная, но я встретил другую», — сказал мне любимый».

Мне — 19 лет, ему — 23, загс через дорогу... Кого же мы будем слушать? Надели «черный низ, светлый верх» — и вперед. Родителей в городе не было. Из приглашенных — только мамина подруга, известная актриса Наталья Сайко, которая обещала сфотографировать исторический момент. «А где свидетели?» — строго спросили нас в загсе. Пришлось тете Наташе еще и расписываться за двоих. Церемониймейстер приготовила речь, открыла рот… Да так и застыла — мы отчаянно замахали руками: «Ничего не надо, нам бы побыстрей!» Тогда она расслабилась и очень искренне сказала: «Вы такие молодые, желаю вам счастья!» Поженились и укатили с друзьями в Египет…

Вскоре я узнала, что беременна. Сашка был на седьмом небе от счастья! При этом отнесся к известию со всей ответственностью: «Не волнуйся, я сделаю все, чтобы мы ни в чем не нуждались».

Стипендия у обоих — 40 рублей, но муж сдержал слово: почти каждый день они с Эдиком Радзюкевичем «зажигали» в Парке Горького, показывали скетчи… И не зря оттачивали мастерство, стоит увидеть режиссерские работы Саши Жигалкина: «Шесть кадров», «Папины дочки», «Воронины». А когда-то он еще придумывал и озвучивал закадровый текст в передаче «Сам себе режиссер»… Дома Саша был такой же веселый — по-доброму подкалывал меня и маму с бабушкой. Мы все дружно жили в нашей трехкомнатной квартире. Тот год у Саши был выпускной, на капустнике я появилась на сцене с семимесячным пузом — давала напутствия будущим актерам.

Хотя нельзя сказать, что беременность была самым счастливым периодом в моей жизни.

Полине было 7 лет, когда мы с мужем разошлись. Но из опыта трех поколений своей семьи я сделала четкий вывод: никогда не запрещу своей дочери общаться с отцом!

Недавно Полине исполнилось 20 лет, я как раз была ее ровесницей, когда родила… Даже представить не могу, чтобы она сейчас стала мамой! В силу возраста я не понимала, что со мной происходит. По-прежнему хотелось, чтобы на меня обращали внимание парни. А поскольку этого не происходит — значит, я недочеловек, существо среднего рода… Саша был постоянно занят в институте, не упускал случая и в компании посидеть. Мне тоже хочется, а живот мешает, сил нет! И он говорил: «Лучше отдохни, чего я тебя с собой потащу?»

Выпала мне одна страшная ночь: Сашка сильно задержался, мобильных еще не было, и я билась в истерике — буквально лезла на стену! Безумно себя жалела: как мне плохо, одиноко, тяжело! Все придумала конечно же. Казалось, беременной я теперь буду всю жизнь…

В последний месяц всех доставала: «Ну когда уже, когда?»

Наконец свершилось! Счастливый отец навещал меня в роддоме. Каждый вечер под окнами на газоне устраивалась поющая компания с гитарой, перед ними — трехлитровая банка с помидорами и бутылочка чего-нибудь… Потом голова мужа вдруг появлялась в окне четвертого этажа — Саша взбирался ко мне по пожарной лестнице. Медсестры хватались за сердце, гоняли папашу… В роддоме женщины часто рассказывают друг другу страшные истории, ценой каких мучений люди появляются на свет… Через неделю мне от этого хотелось застрелиться! Перед выпиской в нетерпении я висела на окне: «Ну где же, где он?» Вдруг во двор заезжает правительственная «Чайка», оттуда выходит Сашка с огромным букетом цветов… Когда дома наступило время пеленать Полину, увидев ее маленькие ручки и ножки, я начала рыдать: «Не могу, заберите ее, я все переломаю!»

Вызвали акушерку, та мне мозги вправила… Ровно через сутки депрессия закончилась, и я уже все делала с легкостью. Летом нас с Полиной отправили на дачу к Сашиным родителям. На мне было все хозяйство: ребенок, куры, огород, готовка. Куры решили, что мне этого мало, и вывели цыплят. Я кормила их пять раз в день — между кормлениями Полины. Выкладывала пищащие комочки на стол, рядом сыпала зерно и притворялась курицей: стучала ногтями по дереву, имитируя клевательные движения. Как-то занимаюсь с цеплятами, вдруг звонок: кинопробы на фильм по Бунину. Ассистентка с оператором приезжают прямо на дачу… Утвердили, но надо было ехать на месяц в Брест. На семейном совете меня отпустили, хотя Полине не было еще и года.

До этого тоже предлагали полный метр, но тогда пришлось бы надолго отлучиться на Валдай, и Сашка не позволил: «Как мы тут без тебя?»

Так я незаметно влилась в работу, вскоре пришла в Театр им. Маяковского, потом были постоянные съемки. У Саши тоже — театр, радио, телевидение… В результате свекровь оставила работу и два года сидела с Полиной. Именно она привила внучке любовь к чтению, за что я безмерно ей благодарна. И Сашин отец, которого, к сожалению, уже нет, души не чаял в Полюхе! Они все время вместе что-то мастерили — у свекра были золотые руки. Вообще в том, какой выросла моя дочь, огромная заслуга Сашиных родителей!

А с моими родителями никак не могли разъехаться: так и жили вместе все десять лет.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или