Полная версия сайта

Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»

«Отцом он мне не стал. Зато я узнала новые слова — «отчим» и «падчерица». Какими горькими они оказались!»

Из двух квартир он сделал мастерскую, а одну оставил как жилую.

Однажды мама пришла в Брюсов переулок снять показания счетчика на лестничной площадке, а ручку взять забыла. Ну не возвращаться же! Пришлось звонить в дверь мастерской. Муж явно не ожидал ее визита. За дверью послышался шорох. Вдруг мама слышит, кто-то подошел к глазку. Спустя время дверь открыли. Она никогда его таким не видела: весь красный, взволнованный, будто его на месте преступления застукали. Рядом стоит смущенная девушка. Он стал оправдываться, что, мол, она чья-то родственница, пришла по делу…

«Странный какой! Сказал бы — натурщица, я бы поверила…» — думала мама, возвращаясь домой. Ну а натурщиц у него было море! Красивые, молодые…

Поначалу мама очень нервничала по этому поводу, переживала.

Но никогда не устраивала сцен ревности, молча все сносила. Не проверяла из любопытства его карманы, не караулила у мастерской. Конечно, ей было больно. Часто звонили анонимы и говорили: «Вашего мужа мы видели там-то с той-то…» Вначале она не хотела в это верить, а потом смирилась.

Ее отдушиной была Машенька. Она подрастала и требовала к себе все больше внимания.

Маша, Машенька, ангел наш! Эта маленькая девочка была удивительно добрым человечком, старалась всех помирить, сделать так, чтобы мама и папа жили дружно и никогда не ссорились.

Мама, я уверена, была единственной и самой большой любовью Шилова...

В детстве я не верила во всякие приметы, мистические совпадения. Но когда столкнулась с этим, пришлось поверить…

На всю жизнь запомнила разбитую дверцу шкафа у нас во дворе и возглас соседки: «Плохая примета!» А еще до сих пор боюсь цифры «четырнадцать». Когда мне исполнилось четырнадцать, мама ушла из семьи. И в четырнадцать лет серьезно заболела Маша...

Машеньке было чуть больше пяти, когда отец в очередной раз выгнал маму из дома. Они снова приехали к нам. В маленькой прихожей стояла шаткая этажерка, а на ней — старое тяжелое зеркало. Ника, моя собачка, поводком закрутила Машу, и они случайно задели этажерку. Она покачнулась, и зеркало упало на Машу. Сестра громко плакала, у нее долго на руке не проходил синяк. А когда ей исполнилось четырнадцать, она вдруг стала жаловаться на боли в левой руке, как раз на месте ушиба.

Врачи поставили диагноз: саркома Юинга. Страшная, неизлечимая болезнь.

Дядя Саша сделал все возможное и невозможное для того, чтобы спасти дочь. Машу смотрели лучшие врачи, она лечилась в лучших клиниках. Ее возили в Израиль, шесть месяцев она пролежала в больнице в Австрии. Мама жила с Машей в палате, дядя Саша снял квартиру при нашем посольстве и каждый день был рядом. За границей Маше сделали уникальную операцию, у нас появилась надежда, что она будет жить…

И у нее даже настроение поднялось. Маша с удовольствием ходила на лечебную гимнастику. Лежала на матах и пела: «Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко…» Однажды Маша сказала маме: «Ты знаешь, чего мне хочется больше всего?

Пить чай в нашей московской кухне, и чтобы под ногами лежал Джек».

Большая лохматая овчарка безумно любила Машу. У них был свой ритуал. По утрам Джек вскакивал на ее постель и весело «выкапывал» спящую Машу из-под одеяла.

Машина болезнь нас всех сплотила. На время мы стали единой семьей, живущей только одним — желанием помочь девочке. Когда дядя Саша прилетал в Москву, я сразу звонила и узнавала о состоянии Маши. Приезжала к нему в мастерскую с нашими родственниками, и мы старались, как могли, его поддержать.

В то время, пока мама с Машей находились в Австрии, мой жених подарил мне на день рождения подарок — поездку в Дубаи.

Мы поехали в свое предсвадебное путешествие. Но там случайно я встретила другого человека. Мы влюбились друг в друга с первого взгляда. Когда я рассказала маме по телефону, что выхожу замуж за другого, она была поражена. Машенька принимала активное участие в моей судьбе, ее все очень интересовало. Она хотела как можно скорее познакомиться с моим будущим мужем. Мы с Сашей подали заявление во Дворец бракосочетания. И так как Маше становилось лучше, она должна была быть свидетельницей на моей свадьбе. Но когда мы встретились, у меня сжалость сердце: так сильно она похудела. Но она была полна оптимизма, шутила, рассказывала, как они часами беседовали на английском с австрийским профессором. Маша выбрала мне свадебное платье. И так за меня радовалась, что я выхожу замуж!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или