Полная версия сайта

Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»

«Отцом он мне не стал. Зато я узнала новые слова — «отчим» и «падчерица». Какими горькими они оказались!»

Я забыла о своих детских обидах. Давно простила маму, ведь дороже  ее у меня никого нет...

Его адвокат удивленно развел руками: «Какой антиквариат? Я был в квартире Шилова и ничего не видел». Дорогая квартира была оценена БТИ. Что для такого дворца просто копейки.

После развода бывший отчим снял со стен своей картинной галереи все мамины портреты. Остался лишь один — тот, где она кормит грудью чужого ребенка.

Вот такой страшный конец! А ведь они прожили нелегкую большую жизнь, какая была необыкновенная любовь и какая горькая трагедия их связывает.

Иногда я задаю себе вопрос: всегда ли отчим был таким? Да нет… Конечно, нет! Он был и другим. Многим помогал, в том числе мне. Устраивал маминых родственников в больницы. А как он отчаянно спасал Машу, как боролся за нее!

Он дал жизнь моей сестре, она его любила. За это я его ценю и уважаю…

И, как это ни парадоксально звучит, мама была его единственной и самой большой любовью. В этом я уверена! Если бы не смерть Маши, их ничто бы не разъединило.

Такой, как мама, он не найдет. Он ведь так до сих пор и не женился. Мама сама говорила: «За двадцать два года нашего брака он мог уйти от меня в любой момент, вокруг всегда было много молоденьких претенденток. Но ведь не ушел…»

Интересно распорядилась жизнь… Когда-то мама ушла от меня, а сейчас вернулась. Мы с ней рядом. Я давно ее простила, у меня никого дороже мамы нет… Она начала жизнь заново.

С нуля. Считаю, что она совершила подвиг. После таких ударов судьбы вряд ли бы кто-то выстоял. А она выжила…

Маша так хотела, чтобы родители были вместе! Увы, беда их разъединила. Они даже на кладбище ходят отдельно. Дядя Саша по-прежнему не разговаривает с мамой. Если она звонит по поводу Машенькиной могилы, молча выслушивает и кладет трубку. Он даже памятник поставил, не посоветовавшись с ней. Бронзовый ангел с поднятыми вверх крыльями.

Последний раз они случайно столкнулись на Ваганьковском в Машенькину годовщину. «Саша, давай вместе посидим у Маши. Ей будет приятно», — предложила мама. Но он молча развернулся и пошел прочь. Где-то у входа на кладбище трубач вдруг заиграл романс «Гори, гори, моя звезда».

Тот самый, который дядя Саша так любил петь под Машин аккомпанемент. Мама вздрогнула и обернулась — его фигура с гордо поднятой головой стремительно удалялась. Только бронзовый ангел был свидетелем этой встречи…

Благодарим салон «Мёбель» за помощь в организации съемки

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или