Полная версия сайта

Татьяна Геворкян: «Вани, которого я любила, нет...»

Пресса их окрестила «идеальной парой», поклонники ждали свадьбы. Но внезапно они расстались...

Теперь Ваня — Иван Андреевич, чужой муж, отец большого семейства. (С Натальей Кикнадзе на вручении премии «Тэфи», 2007 г.)

— Я знала Ивана три года и очень хорошо его чувствовала. Ваня совершенно искренне меня любил, и не в его правилах вести двойную игру. Но факт остается фактом — меня обманули. Сказал, что ужинает с мужчиной, а ужинал с женщиной.

Я точно знаю, что мы никогда не изменяли друг другу. А тут первая ложь… Я, не раздумывая, ушла — слишком его идеализировала, чтобы позволить ему хоть немного быть плохим...

— А куда ты пошла?

— Мой уход не был чем-то продуманным или спланированным заранее, я сделала это абсолютно импульсивно! Первый порыв был — бежать! Но бежать было некуда — ни родителям, ни друзьям я не могла рассказать, что ушла от Вани. Они бы в обморок упали или просто не поверили бы.

Я даже не знаю, почему ни с кем не могла поделиться, — меня как замкнуло. В общем, я первую ночь каталась по Москве на машине — меня это занятие успокаивает, а спать все равно не могла. Потом сняла номер в гостинице. Все это время Ваня разыскивал меня. В итоге через пару дней я все-таки ответила на его звонок. Он сказал: «Хорош валять ваньку. Возвращайся!» Мы встретились и поговорили. Но поговорили не о том, о чем следовало бы...

Мне кажется, у него было такое ощущение, что все как-нибудь наладится само собой. Нам надо было напиться и поговорить по душам. А мы приехали в ресторан, сели за стол, как на бизнес-встрече. «У меня самые счастливые моменты в жизни связаны с тобой. Ты должна вернуться! — произнес Ваня необычно сухо. — Возвращайся сегодня же!

Где ты шляешься, не понимаю. Хватит уже характер мне демонстрировать!» — повторял он весь разговор. «Я подумаю. Наверное, нам надо пожить отдельно…» — ответила я. Тогда он предложил другой вариант: «Если не хочешь меня видеть, я сниму квартиру и уйду на время. А ты подумаешь... Может, все-таки вернешься?» — «Я не вернусь!»

В глубине души я была разочарована. Я-то нарисовала себе картину, как он возвращает меня разными красивыми способами: стоит на одном колене с букетом роз, поет серенады... А тут снова какая-то проза. Мне было обидно до слез, я так хотела вернуть того безбашенного питерского парня, с которым так легко и весело! Я тогда еще не понимала, что Ваня уже перешел на новый уровень отношений, а я застряла на прежнем, ему нужна была жена, а мне хотелось быть той самой Афродитой, ради которой мужчины совершают подвиги...

Я ушла не ради того, чтобы уйти.

Ушла, чтобы меня красиво возвращали. И совершенно при этом не брала в расчет, что очень обидела Ваню своим бегством! Он даже не понял почему, ведь реальной причины он не знал. Думаю, в тот момент Ване очень хотелось почувствовать себя нужным мне. Он собрал всю волю в кулак и попросил меня вернуться. А я отказалась.

А потом, вместо того чтобы все выяснить и помириться, мы стали делать все, чтобы наши отношения разрушить еще больше.

Ване стали доносить «друзья», что за мной кто-то активно ухаживает, а мне рассказывали, что Ваню с кем-то где-то видели. Свет не без «добрых людей»...

Иногда я вспоминаю о том парне в полосатых штанах, с которым мне было кайфово. Просто те Ваня и Таня идеально подходили друг другу...

Так получилось, что в одну ночь я ушла от Вани. Даже личные вещи мне потом собрала и передала домработница. Единственное, я заехала как-то и забрала нашего Витечку. Ваня очень по этому поводу переживал и просил: «Оставь мне Витечку хотя бы. Мне одиноко». Но мне Витечка был нужен самой… Это было все, что у меня осталось от Вани.

— Согласись, что на тот момент Иван был уже такой статусный жених, что он мог выбрать любую, хоть королеву красоты!

— Наверное, мог... Кстати, я тоже старалась демонстрировать, что у меня все в порядке в личной жизни. Буквально через два месяца после нашего расставания я сказала в одном интервью, что вся история с Ваней в прошлом и у меня есть любимый мужчина… Мы иногда вместе вели какие-то мероприятия, и Ваня видел, как за мной заезжали поклонники.

Потом он категорически отказался со мной работать...

Мне часто звонили общие знакомые: «Танька, кончай дурить. Ваня ходит сам не свой, весь серого цвета…» — «Да у него же роман, я слышала» — «Да какой роман? У него такой несчастный вид!»

Где-то через год после нашего расставания мне позвонил наш общий друг Денис — он очень переживал из-за всей этой истории: «Слушай, ты можешь с Ваней нормально поговорить, если он тебе позвонит? Ему нужна твоя поддержка» — «А что случилось?» — «Он все время о тебе спрашивает. Мне кажется, вся эта история его не отпускает…». Я объясняю Денису, что у нас у каждого уже своя жизнь и что Ваня со мной вообще не общается и не здоровается.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или