Полная версия сайта

Алина Алонсо. Дом воспоминаний

Друзья до сих пор называют меня Алиной Алонсо. Хотя по паспорту я сейчас Тулякова, как и бабушка с дедушкой, которые меня воспитали.

Алина Алонсо

Моя мама Надежда была красивая и одаренная — играла на рояле, писала акварели. Она закончила юридический факультет в ЛГУ, потом поступила на журналистику. Мама собрала большую библиотеку: почти все подписные издания, альбомы по искусству, томики стихов. Мы ходили в Эрмитаж, филармонию, к Новому году смотрели балет «Щелкунчик» в Мариинском театре. Летом мама каталась с нашей детской компанией на велосипедах у залива. Помогала нам ставить домашние спектакли, на которые собирались зрители окрестных дач.

И все рухнуло в одночасье, когда мне только исполнилось одиннадцать. В начале октября мы весело отмечали мой день рождения. Я получила чудные подарки: кукол, тигра, двух плюшевых собачек. Мы играли в жмурки, пятнашки и прыгали так, что маятник больших часов в столовой слетел и воткнулся в пол.

А через десять дней мамы не стало. Опухоль мозга, операция не могла бы помочь. После похорон бабушка с дедушкой официально меня удочерили, ведь к тому времени папа уже с нами не жил — родители развелись. После того, как мама умерла, бабушка словно погасла. Она лишь лежала на диване, читала и курила. 

Мамина двоюродная сестра, которую все 90 лет ее жизни звали Туся, помогала мне мыть длинные волосы в тазу. И по воскресеньям ходила со мной гулять. Мы часто шли в Дом книги — в Ленинграде только этот магазин из не продуктовых был открыт в выходной день. 

Дедушка после смерти мамы сам вел хозяйство. Он умел абсолютно все — сварить суп, построить дом, перелицевать пальто, тачать ботинки. И, конечно, выращивать огород на даче. Я тоже многое умею, но до дедушки мне далеко.

После школы поступила в институт. В детстве мечтала быть библиотекарем, но без мамы было все равно куда. Пошла в ЛИИЖТ (Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта), поскольку у нас в семье уже были железнодорожники. Студенческая жизнь закружила: сессии как-то сдавались, появились новые друзья и новые интересы. Мы стали ходить на сейшны — концерты рок-групп в разных институтах или на танцы. 

Западную музыку тогда практически не играли. К примеру, чтоб услышать на английском «Би джиз» в исполнении группы «Шестое чувство», мы ходили в актовый зал ликеро-водочного завода. Терпели фокстроты и «Танец конькобежцев» ради пары песен во втором отделении.

На одном из сейшнов я познакомилась с будущим мужем Женей Алонсо. Это было на «Аргонавтах». Высокий, красивый и фирменно одетый парень привлекал внимание. Несмотря на «железный занавес», Алонсо с родителями и сестрой путешествовал на машине по Европе, ездил к родственникам в Испанию. Его папа в 1936 году прибыл в СССР вместе с тысячами детей, спасенных от испанской гражданской войны. Отсюда и загадочная фамилия Алонсо. 

Вскоре мы сыграли свадьбу. Мне было двадцать. В студенческие годы жили в нашей квартире все вместе. Хозяйство с Женей практически не вели. Утром завтракали в молочной закусочной по пути к станции метро «Горьковская», обедали в институте. Ужинали дома, но часто — в ресторане. На 10 рублей вдвоем можно было посидеть в любом заведении, даже на Невском.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или