Полная версия сайта

Юрий Соломин о брате: «Кое-кто выставляет нас с Виталиком чуть ли не врагами»

«Находясь на волосок от смерти, я видел туннель с ярким светом в конце», – вспоминает актер.

Юрий и Виталий Соломины

Впервые на сцену Малого театра я вышел еще второкурсником (кстати, эта практика — брать студентов в массовку и на эпизодические роли — существует и по сей день). Кого только не играл! В домашнем архиве хранится программка спектакля «Иван Грозный», где в самом конце написано: «Второй ремесленник — студент второго курса Училища имени Щепкина Ю. Соломин». Первые годы службы в театре на главные роли тоже рассчитывать не приходилось. Но пусть мои персонажи произносили всего несколько реплик, зато с какими мастерами доводилось выходить на сцену: Пашенная, Царев, Бабочкин, Жаров, Ильинский!.. Кстати, именно благодаря Игорю Владимировичу я получил роль Хлестакова в «Ревизоре».

К 1965 году в моем репертуаре помимо вторых ролей уже была и центральная — в комедии «Украли консула!», действие которой разворачивалось в начале шестидесятых годов в Италии. Спектакль был очень смешной, шел всегда при переполненном зале. Меня заметил зритель, хвалили критики — в общем, на то, как складывалась судьба в театре, жаловаться грех. И тут в коридоре меня окликает Ильинский:

— Я буду ставить «Ревизора», хочу попробовать вас на Хлестакова.

Этой ролью я никогда не грезил, но не признаваться же в этом Ильинскому!

— Хорошо, — отвечаю. — Спасибо.

Уже к вечеру забыл о разговоре. А спустя несколько недель на доске объявлений появилась информация о распределении ролей в спектакле «Ревизор»: «Хлестаков — Ю. Соломин».

Вскоре начались репетиции, которые стали для меня настоящим испытанием. Почти все партнеры по спектаклю: Борис Андреевич Бабочкин, Виктор Иванович Хохряков, Николай Афанасьевич Светловидов, Владимир Александрович Владиславский — в разное время и в разных театрах играли Хлестакова. Ильинский, репетировавший в своем спектакле роль Городничего, — кстати, тоже. И каждый считал своим долгом отвести меня в сторонку и проникновенно сказать: «Ты молодец, но вот в этой сцене... Попробуй-ка сделать так...» В конце концов это так меня достало, что придя домой, сказал жене: «Все, пишу заявление — пусть снимают с роли!»

Ольга, мудрая женщина, предложила не кипятиться и отложить окончательное решение хотя бы до утра. Проснулся и впрямь без вчерашней готовности отказаться от Хлестакова, но на репетицию шел как на битву. А там другая мудрая женщина и замечательная актриса, игравшая в спектакле Анну Андреевну, — жена Ильинского Татьяна Александровна Еремеева вступилась за меня самым категоричным образом. Увидев, как режиссер в очередной раз отводит меня в сторонку, чтобы дать наставление, и заметив страдальческую мину на моем лице, она сказала: «Игорь, хватит мучить парня! И вообще все — оставьте его в покое!»

Роль Хлестакова изменила мое положение в театре. Это стало понятно, когда меня пересадили в солидную грим-уборную, а перед премьерой в дверь постучался главный костюмер-одевальщик Малого Юрий Павлович Колесниченко. Он помогал одеваться только мэтрам: Бабочкину, Цареву, Ильинскому, Жарову. Теперь и я удостоился такой чести.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или