Полная версия сайта

Юрий Соломин о брате: «Кое-кто выставляет нас с Виталиком чуть ли не врагами»

«Находясь на волосок от смерти, я видел туннель с ярким светом в конце», – вспоминает актер.

Юрий Соломин и Комаки Курихара

— Ладно, пусть будет шпион.

После «Адъютанта...» Таню Иваницкую стали приглашать другие режиссеры, но она, вернувшись в балет, от предложений отказывалась. А Саша Милокостый, окончив школу, поступил в театральный вуз. Снимался в кино (в ленте «Всадник без головы» сыграл роль Генри Пойндекстера), был ведущим актером Московского областного драматического театра. В конце восьмидесятых ушел в бизнес, какое-то время жил за границей. Мы не виделись тридцать лет, и когда в 1999 году он появился на презентации моей первой книги «От адъютанта до Его превосходительства», я Александра, конечно, не узнал. Времени для обстоятельной беседы не было, но и короткого разговора хватило, чтобы понять: передо мной прежний Саша — интеллигентный, мягкий. Больно было думать, что двумя годами раньше он едва не стал жертвой киллера, нанятого близким человеком.

К сожалению, отец успел увидеть только один фильм с моим участием — «Бессонную ночь». А мама по многу раз смотрела и «Дерсу Узала», и «Блокаду», и «Летучую мышь», где мы играли вместе с Виталием, и, конечно, «Адъютанта...». В одном из писем она рассказала, как телефильм о Кольцове смотрела папина старшая сестра. Тете Кате в ту пору было под девяносто, и жившая в Днепропетровске дочка забрала ее к себе. В семье зятя имелся телевизор, который произвел на Екатерину Викторовну огромное впечатление. А уж когда в нем стали показывать племянника, тетю Катю было не оторвать от экрана. В тот вечер шла последняя серия, где моего героя разоблачают как разведчика красных и берут под стражу. Вернувшись с работы, дочка застала старушку в слезах. Забеспокоилась:

— Мама, что случилось? Чего ты плачешь?

— Беда-то какая! — в голос зарыдала тетя Катя. — Юрку-то Мефошиного в тюрьму посадили!

И смех и грех...

Прежде чем вернуться к украинским гастролям, которые так триумфально для меня начавшись, едва не закончились погостом, расскажу об одном эпизоде, случившемся несколькими месяцами раньше.

На общем собрании коллектива театра слово взяла Руфина Нифонтова — в ту пору еще совсем молодая, но уже известная актриса. Выйдя на трибуну, она принялась распекать руководство: «Как вам не стыдно! У нас работает артист, которого знает весь Советский Союз! А в родном театре Юрий Соломин уже шесть лет не играл ни одной новой роли! Это преступление не только по отношению к нему, но и к зрителю!»

Вскоре мне дали центральную роль в постановке «Пучина» по Островскому. Думаю, пьесу взяли специально под Соломина. Помимо того что получал огромное удовольствие от роли, этот спектакль подарил мне совместную работу и дружбу с Еленой Николаевной Гоголевой, что само по себе было счастьем.

Закончив гастроли в Одессе, театр отправился в Киев. Открываться должны были «Пучиной». И вдруг на дневном прогоне мне становится плохо: мутит, боль в животе адская. Вызвали «скорую», та отвезла в больницу. Врачи и медсестры, узнав в пациенте «капитана Кольцова», тут же организовали промывание желудка, поставили капельницу. Вроде полегчало. Попросил, чтобы довезли до гостиницы: «Посплю немного, отдохну, вечером — сложный спектакль». Лежу в номере и с каждой минутой чувствую себя все хуже и хуже. Вдруг открывается дверь и на пороге появляются Оля с дочкой. Решили сделать сюрприз — приехали без предупреждения. Жена, конечно, сразу всполошилась:

— Давай снова вызовем «скорую»!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или