Полная версия сайта

Вячеслав Гордеев: «Если вместе танцуете, то лучше не жениться»

Знаменитый артист балета откровенно рассказал о своем браке и разводе с Надеждой Павловой.

Вячеслав Гордеев

Плисецкая его не переубедила, решение было принято, мне достались первая премия и золотая медаль.

Однокомнатная квартира на Яузской набережной к этому времени у меня уже была, а вот о машине только мечтал — денег не хватало даже на «копейку». Набравшись смелости, попросил у Плисецкой тысячу рублей, и она их сразу же одолжила. Ребята крутили пальцем у виска: «Ты вообще понимаешь, что делаешь? Ты отдаешь себе отчет, кто она?!»

Вот говорят, что в Советском Союзе секса не было. А Плисецкая его буквально источала, посылала чувственные волны в зал, где публика замирала в креслах. Всю жизнь Майя была очень темпераментной и привлекательной, от нее исходила уверенность в том, что она может себе позволить ответить на любой вызов. Эта удивительная женщина была абсолютно свободной в своих проявлениях. В театре ходили слухи о ее романах с партнерами по сцене. Не могу ничего утверждать и не могу ничего отрицать. Знаю одно: Марис Лиепа, проживший в браке с Плисецкой три месяца, не мог ее забыть всю жизнь.

...После Международного конкурса артистов балета Григорович решил, что мне надо готовиться к другому международному конкурсу в паре с Надеждой Павловой. Так я стал часто наезжать в Пермь, где нам помогала педагог Нади — Людмила Павловна Сахарова. О ней потом писали как об авторитарном и жестком человеке, говорили, что бьет своих учениц смертным боем. Но выдающиеся педагоги и тренеры не должны быть мягкими, иначе не добьешься результата, а он искупает все.

О женитьбе я тогда не думал, закрутил в Перми необязательный роман с одной балериной. И все могло бы в моей судьбе сложиться иначе, если б не «сыры» — так артисты называют преданных поклонников. В Большом театре действовало три «сырных министерства»: больше всего фанатов было у Плисецкой, на втором месте шли Максимова с Васильевым, на третьем — я. Наши поклонники — состоявшиеся в жизни люди, далеко не бедные. Во времена тотального дефицита мы через них покупали продукты. Я обеспечивал копченой колбасой не только себя и своих родителей, но и коллег по театру, взял шефство над нашим балетмейстером-репетитором Мариной Тимофеевной Семеновой. Фанаты накрывали столы после премьер и, как сейчас бы сказали, всячески меня раскручивали, знакомили с влиятельными персонами.

Так вот одна из моих поклонниц работала в Четвертом управлении Минздрава СССР и после того, как мы с Павловой победили на международном конкурсе артистов балета, достала для нас две путевки в сочинский санаторий «Русь». И море, солнце, аромат магнолий сделали свое дело: в один прекрасный вечер я пошел проводить Надю до номера и остался до утра.

В Москву вернулись вместе. Звонок заведующего балетной труппой Большого Петра Ивановича Хомутова раздался, когда у меня в гостях была еще и Сахарова.

— Слав, ты не знаешь, где Павлова?

— Знаю, здесь, рядом.

— Хотим ее в Большой пригласить.

— В Большой?

Сахарова тут же догадалась, о чем речь, и вмешалась в разговор:

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или