Полная версия сайта

Татьяна Кравченко: «Почти все мужчины, с которыми связывала судьба, меня били»

Татьяна Кравченко рассказала о дружбе с Татьяной Пельтцер.

Я в ту пору, как и Таня Догилева, ставшая моей закадычной подружкой, употребляла только шампанское. В общем, те еще были аристократки

Думаю, ей было стыдно за то, что подозревала меня в меркантильности.

Как ни странно, но с Володей мы сохранили дружеские отношения. Он приезжал в гости, когда я уже была замужем за Димой Гербачевским, растила дочку. Привозил какие-то гостинцы, подарки. После развода со мной Лавинский еще раз женился, но и там не сложилось. Умер он очень рано, в сорок шесть лет. В церкви обязательно ставлю свечку за помин и его души — несмотря ни на что, Володя был хорошим человеком и мне есть за что вспомнить его добром.

Спектакль «Мои надежды» хотя и продвигал социальную тему преемственности поколений, имел большой успех у зрителя. От Моссовета мне как исполнительнице главной роли выделили однокомнатную квартиру на «Войковской».

Но главное — с этой постановки началась наша дружба с Татьяной Ивановной Пельтцер. Мы пришли в «Ленком» почти одновременно: я из Школы-студии, она — после скандала с Плучеком из Театра сатиры.

На другой день после премьеры «Моих надежд» меня разыскал Шатров:

— Тебе надо поехать к Пельтцер.

— Да вы что! Это же... Пельтцер!!!

— Поезжай, говорю. Ей тоже пока одиноко в новом театре. Вы обязательно подружитесь.

На заднем сиденье шатровской «Волги» лежала коробка с тортом.

— Это чтоб ты не с пустыми руками, — объяснил Михаил Филиппович. — Татьяна «Вацлавский» любит.

Когда остановились возле дома Пельтцер, Шатров сунул мне в руку двухкопеечную монету, показал на телефонную будку: «Звони!»

и продиктовал номер.

Умирая от робости, проблеяла в трубку:

— Татьяна Ивановна, это Таня Кравченко. Можно к вам заглянуть на минуточку?

— Заходи конечно!

Минуточка растянулась на два дня, за которые Татьяна Ивановна рассказала мне всю свою жизнь и расспросила про мою. Пару раз я пробовала прощаться: вы, наверное, устали — мне пора уходить, но слышала: «Устану — разойдемся по комнатам, поспим, а потом опять чего-нибудь вкусненького поедим-выпьем и поговорим».

Девушка я была видная — немудрено, что мужики заглядывались. В «Предчувствии любви» с Александром Абдуловым

На третий день мы вместе поехали в театр — играть «Мои надежды».

С тех пор я стала частой гостьей в доме Татьяны Ивановны. Хозяйка кормила меня вкусными обедами, потом мы вместе смотрели какой-нибудь фильм, разговаривали, а вечером был сеанс преферанса, в котором принимали участие актрисы «Сатиры» Ольга Александровна Аросева и Валентина Георгиевна Токарская. Я ничего не понимала в игре, но с огромным удовольствием наблюдала, как дамы «расписывают пулечку». Они все делали с азартом и неиссякаемым интересом: играли на сцене и за ломберным столиком, веселились на театральных вечеринках, пили, закусывали. Не могу представить этих дам в числе ярых поборниц здорового образа жизни: подсчитывающими калории, отказывающими себе в удовольствии принять коньячку или настоянной на лимонных корках водочки, выкурить сигарету.

Они очень вкусно жили и дожили до преклонных лет: Татьяна Ивановна ушла в восемьдесят восемь, Ольга Александровна — в восемьдесят семь, Валентина Георгиевна — в девяносто. Дай Бог нам всем так.

Большая, в пятьдесят лет, разница в возрасте привносила в нашу дружбу некоторые нюансы: я Татьяну Ивановну боготворила и побаивалась, она меня опекала и воспитывала. Могла, например, потребовать отчета: «Ты почему вчера не пришла? Где была?» или запретить отправиться в какую-то компанию — «Нечего тебе там делать!»

В спектакле «Революционный этюд» по пьесе Шатрова я должна была играть молодую бюрократку Сапожникову — знаменитый драматург уверял, что написал эту роль для меня.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или