Полная версия сайта

Сати Казанова: «Мне повезло – встретила-таки своего принца-олигарха»

Сати Казанова поведала о расставании с последним возлюбленным и своих романах.

И это, безусловно, результат внутренних перемен и проделанной работы. Знаете, как исходящие и входящие сигналы, которые передаешь во Вселенную и получаешь ответ — закон сохранения энергии. Таким «входящим» вызовом стало замечательное телешоу «Один в один». И если бы не бунтарское состояние — я бы не справилась. Спрашивают: как ты не побоялась? Еще как боялась! Мандраж бил до слез, до дрожи в коленках, ноги подгибались! Но я бросала себе вызов — каждый раз! — и выходила на сцену. Всегда есть два варианта: бояться и не делать или бояться и делать. Я выбираю второй. Делать, ошибаться и снова делать.

В тот период вдруг обнаружила, что попсовые, так называемые форматные песенки тоже уводят меня от себя настоящей. И тут же, будто случайно, стали поступать предложения участвовать в этнических фестивалях. Один раз спела, другой и вдруг поняла: «Ба! Так вот почему я отказывалась работать над песнями, которые мне присылали тоннами». Причем песня потом у другого исполнителя могла стать хитом, получать премии. Но удивительно: я не жалела, будто чувствовала — не мое.

Ведь раньше на сцене думала только о том, как выгляжу, как звучу, стремилась поразить голосом. Даже представить себе не могла, как это можно: петь, не задумываясь о технике? Оказалось, просто — из глубины сердца. И это получается, когда исполняю этническую музыку. В этот момент напрочь забываю о себе, о своем вокале, улетаю в неведомые дали, прихватив с собой и зрителя.

Я стала вегетарианкой, не употребляю алкоголь. Утро всегда начинается с медитации, холодных обливаний, потом — йога, бег или велосипед

Это так красиво, это завораживает! И в этом нет моей заслуги. Просто этническая музыка, как и духовная, буквально на клеточном уровне воздействует на человека, потому что несет в себе накопленную веками энергию целого народа. И не суть, на каком языке пою: русском, кабардинском или санскрите — слова тут не важны.

И мне так хочется, чтобы эту музыку слышала не только фестивальная аудитория, а как можно больше людей. И хотя по-настоящему я счастлива только когда пою ее, продолжаю заигрывать и с поп-форматом. И делаю это осознанно, пытаясь балансировать на стыке некоего одухотворения поп-музыки и одновременно популяризации этнической музыки через массового зрителя. Не то что я встала под купол храма и пою «Аве Мария», стараюсь это делать так, чтобы было интересно для современного слушателя.

Вот в ноябре хочу организовать большой концерт, куда позову наилучших музыкантов, достигших в своем мастерстве высот волшебства и мистицизма.

Они способны перевернуть душу так, что у меня от переполненности светлыми эмоциями начинают литься слезы. И я так хочу! Но мне еще есть куда расти.

С недавнего времени мы тесно общаемся с Михаилом Задорновым, вынашиваем совместные проекты. Вообще, мое окружение меняется, причем с невероятной скоростью, приходят те, с кем у нас общая реальность, с кем могу говорить на одном языке. Так вот Михаил Николаевич как-то сказал удивительные слова: «Народ, который не знает своих корней, — как срубленное дерево».

Вы не представляете, у меня прямо мурашки побежали от услышанного. Только теперь добавила бы: «Народ, который не знает Бога...» Ведь это совершенно точно про меня: мечтая стать «звездой», оторвавшись от корневой основы, я болталась по столице как то самое спиленное дерево. И что? Подхватил кто ни попадя и понес восвояси, потом еще и порубил на дрова — до сих пор щепки летят!

Но и я хороша: с болью и надрывом осознав себя и взбунтовавшись не только против своих «мужчин-дровосеков», я много порубала. Тогда же все во мне клокотало и кровоточило. Со временем кого-то полечила, кого-то воскресила, кого-то нет — уж как вышло.

Ощутимую рану нанесла человеку, с которым совсем недавно у меня завершился роман, длившийся полгода.

Видимо, я разбила ему сердце. Я ответственна за то, что затянула его в отношения, позволила им зайти так далеко, что он уже заговаривал о свадьбе. Он — личность, он — замечательный человек, просто не мой. А я — не его.

Я нашла в себе силы, глядя прямо в глаза, сказать: «Прости, но я не люблю тебя, а значит, сделаю глубоко несчастными и тебя, и себя. Более того, я себя знаю: не испытывая того, что хочу, что должна испытывать к мужчине, могу просто уничтожить нас обоих. Прости». Наверное, это было жестко и резко, но так честнее. И я очень надеюсь, что этот удар сделает его сильнее, как меня когда-то. Ему больно, и сейчас он не готов ни понять, ни принять этого. Он не согласен, настаивает на том, что добьется, докажет, просит дать ему шанс...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или