Полная версия сайта

Марта Стеблова о том, как быть мамой актера и бабушкой монаха

«Почти четыре года назад в день моего рождения внук Сережа ушел в монахи», — рассказывает Марта Стеблова.

Пока сын рос, я жила как на пороховой бочке. Не было года, чтобы он не болел. Дизентерия, корь, коклюш, скарлатина, даже дифтерия!

А уж когда Юра своими руками собрал телевизор, к «антиллегентам» Стебловым и вовсе стали относиться с большим почтением. Телевизоры в магазинах еще не продавали, а мы в просьбах посмотреть фильм или передачу никому не отказывали — по вечерам наша комната напоминала кинозал. Мой муж был очень талантливым человеком, я до сих пор храню его патенты на изобретения, свидетельства о рацпредложениях. Он многие годы работал в НИИ радио: сначала лаборантом, потом рядовым инженером, потом начальником лаборатории, где создавали приборы для управления ракетами. Дома Юра тоже постоянно собирал радиоаппаратуру.

А у Жени к технике и к тому, что можно сделать руками, душа не лежала. Кукол сын забросил еще в восьмом классе.

Ему на глаза попалось объявление о наборе в кружок юных кинематографистов в Сокольниках. Позанимался немного, а потом пришел и с порога заявил:

— Ничему там не учат — только со столов и стульев прыгать! Зря время трачу!

Я тут как тут — с идеей, которую давно вынашивала:

— Может, тебе лучше заняться журналистикой или филологией?

— Нет, мама, буду поступать только в театральный!

Отличные знания по гуманитарным предметам нужны были и для поступления в театральный. Русским языком и литературой я попросила позаниматься с Женей своего одноклассника, одного из лучших преподавателей этих дисциплин Бориса Наумовича Лондона.

Он, помимо прочего, читал курс искусствоведения в юношеской студии при Драматическом театре имени Станиславского и как-то предложил Жене показаться педагогам, преподававшим там актерское мастерство. Учебный год был в разгаре, но Женю согласились прослушать. Для экзамена сын сам написал монолог старухи, подобрал парик, грим, попросил у бабы Кати широкую юбку, кофту навыпуск, платок, тапочки-чувяки. Номер произвел такое впечатление, что Женю не только зачислили в студию, но еще и предложили выступить на сцене театра — там как раз готовился концерт к юбилею одного из актеров. Зал над его старухой и плакал, и смеялся, а дожидавшийся за кулисами своего выхода Михаил Иванович Жаров пожал дебютанту руку: «Ну, ты, парень, молодец!

Мы с Женей вспоминали коммуналку, и он признался: «Я ведь знал мат лет с пяти. И мне было так стыдно перед вами, что я его знаю»

Давай-давай, не бросай это дело». Домой сын прилетел как на крыльях.

Вскоре начались летние каникулы. Мы снимали домик в поселке, где не было магазина, а хлеб продавали с машины. Еще до приезда фургончика на площади выстраивалась длинная очередь, но Женя нашел способ ее обходить. Нарядившись древней бабушкой и опираясь на клюку, тащился к машине с причитаниями: и ноги-то не держат, и солнце-то палит, и головушка-то кружится. Люди тут же расступались: «Идите вперед!» Однажды в хлебной очереди он познакомился с милой старушкой, которая тут же зазвала «новую подругу» в гости. За чаем они проговорили больше часа — и хозяйка ничего не заподозрила! Спустя пару дней Женя со своим товарищем по театральной студии Никитой Михалковым уехали кататься на велосипедах.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или