Полная версия сайта

Алена Охлупина. О моей маме Наташе Вилькиной

Всю свою сознательную жизнь я чувствовала, что на маминой судьбе лежит трагический отпечаток.

После школы Наташу в Щукинское училище не взяли, сказав: «Ты талантливая девочка, но не очень красивая. Если похорошеешь, приходи»

Началась война, институт эвакуировали в Омск. Там Тамарочка и познакомилась со своим будущим мужем Михаилом Вилькиным. Через несколько месяцев они поженились, через год родился сын Алик, а через два, двадцать восьмого мая 1945 года, уже в Москве, дочь Наташа. Тамарочке тогда исполнилось всего двадцать лет.

После войны дедушка стал доучиваться на врача-уролога, а бабушка, чтобы прокормить семью, устроилась работать в Комитет государственной безопасности, была заместителем начальника санэпидстанции, отвечала за качество питания на банкетах. Получала бесплатную форму, паек. Жили они впятером (еще была жива моя прабабушка) в комнате в районе Трубной, в Последнем переулке. А потом у деда появилась другая женщина. Тамарочка долго терпела, но когда роман на стороне стал совсем уж откровенным, не выдержала и прогнала мужа.

В училище мама поступила на следующий год. Наташа с братом Аликом и Анастасией Вертинской

Ей было тридцать пять, Алику — семнадцать, а Наташе — пятнадцать.

Дед ушел, забрав из дома все: мебель, посуду, книги — у них была уникальная библиотека, одна из лучших в Москве, в то время огромная ценность. Остался только холодильник: соседи не дали вынести, буквально из рук вырвали. Я деда не знала — Тамарочка категорически не разрешала нам встречаться. Не могла его простить, гордая была. Замуж больше не вышла, даже не знаю, появлялись ли у нее поклонники, она никогда не откровенничала на эту тему.

Наташа очень любила отца, поэтому вопреки воле мамы виделась с ним довольно часто. Пришла к нему однажды в больницу — у того случился очередной, пятый или шестой инфаркт, да еще и осложненный диабетом, а он достает из тумбочки коньяк, сигареты.

Наташа говорит:

— Пап, ты сошел с ума! Только вчера из реанимации.

— Ничего, одно сужает сосуды, другое расширяет.

Дед был больших страстей человек, наверное, потому и умер очень рано, в пятьдесят лет.

После школы мама решила поступать в Щукинское училище. Но ее не взяли, сказав: «Ты талантливая девочка, но не очень красивая, какие роли будешь играть? Иди повзрослей, а если похорошеешь, приходи». И она устроилась в конструкторское бюро. Не могу представить маму сидящей за чертежным столом: терпение и пунктуальность совершенно не в ее характере.

В 1963 году на новогодний праздник в гости к Алику пришли друзья, среди них был и молодой актер Игорь Охлупин. Как только он увидел Наташу, тут же влюбился. Очень скоро Игорь сделал предложение, и они расписались. Когда я родилась, маме было всего девятнадцать. К тому времени соседи переехали и нам достались две их комнаты, из коммунальной квартира превратилась в отдельную.

На следующий год после свадьбы Охлупин уговорил приемную комиссию Щукинского училища пропустить Вилькину сразу на третий тур. Она пришла на экзамен сильно накрасившись, и ее приняли, теперь уже с совершенно противоположной формулировкой: «Девочка, честно говоря, слабенькая, но такие потрясающие внешние данные, что надо брать. Потом посмотрим».

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или