Полная версия сайта

Любовь Тихомирова. Совсем другая любовь

«Прошу вас, пожалуйста, не говорите ничего, пока не выслушаете до конца! Мне необходимо рассказать все как было…»

Я не снималась ни для какого издания!

— У меня муж работает в типографии, у них лежит отпечатанный тираж, там точно ты!

Она принесла мне экземпляр этого третьесортного а-ля западного издания с названием типа «Кэтс», и я в ужасе узнала ту самую нашу с девчонками «тестовую» фотосессию! Только нам присобачили дурацкие клички вроде Мика, Чика — жуть! Это был шок. Дядечка к тому же оказался ловкач, и картинки у него вышли откровеннее натуры.

Размазывая слезы по щекам, я умоляла ее мужа сделать так, чтобы этого никто не увидел.

Выход был один: выкупить весь тираж — три тысячи штук — таких денег взять было негде. Я бросилась искать того фотографа и нашла... в клинике, оказалось, он наркоман, какой с него спрос. «Прости, — промямлил он. — Пришлось продать, очень нужно было на дозу». Мне даже стало его жалко. Не знаю, кто видел эти «Кэтс», резонанса, слава богу, не было. Но эхо докатилось через годы и стало настоящим кошмаром.

В тот период, когда кинематограф умирал, я не отказалась сыграть в парочке пародийно-комедийных фильмов, где пришлось как-то обнажаться. Впрочем, кого можно этим удивить — эка невидаль! Сейчас для меня подобные роли невозможны, но в ту пору и мыслей не могло быть, что есть в этом что-то дурное.

По мне недопустимое начиналось там, где кончалась профессия, то есть не актерская игра во «взрослые игры», а впрямую реальные взрослые игры, будь то на экране или в жизни.

А в жизни случилась любовь! Прямо любовь-любовь. Это был не романчик, а первые долгие и серьезные отношения — с Учителем (так его до сих пор про себя называю), прекрасным, интеллигентнейшим человеком. Увидела его на третьем курсе и влюбилась — раз и навсегда. Так мне казалось. Не сразу узнала, что женат, но уже коготок увяз. Потом он, конечно же, говорил, что толком с женой и не живет — в общем, классика жанра. Я верила, потому что хотела верить.

Как могла я с той своей духовной слепотой в своих сладостных чувствах, представлявшихся мне высокими, чистыми, бескорыстными, видеть что-то ужасное?

Его бывшая пассия разработала программу уничтожения. Все удалось. Разорвала мою жизнь на кусочки, бросила в миксер и сделала мусс…

Казалось, наша любовь так сильна, что она над ситуацией, над всеми преградами, любовь все побеждает и потому мы на все имеем право, все преодолеем и поженимся — прямо тянет пропеть: «Аллилуйя!» Но так было. И этот безусловный грех привел к еще более тяжкому греху.

К окончанию института, когда меня взяли в «Сатирикон», мы уже два года были вместе, и случилась беременность. И если мужчина хотел что-то изменить в нашей близости, то лучшего момента было не найти. Учитель сказал много слов, кроме тех, которые я ожидала, все что угодно, кроме того, что мы поженимся и всегда будем вместе. «Думай сама», — резюмировал он. И за руку отвел туда, где решают подобные проблемы, а сам уехал отдыхать — с семьей.

Что я могла решить одна? Сидела и тряслась от перспективы рожать без мужа, без работы (никто не станет держать меня в театре), без средств. «На что я обрекаю свое дитя?» — думала я. Увы, все, в том числе и самые большие грехи, как правило, совершают во благо, даже не понимая, в чем оно состоит...

Сейчас частенько слышишь, как возникновение чувства любви объясняют химией, а у меня случилось так, что химией любовь уничтожили. Моментально и напрочь... Врачи напичкали меня таблетками, избавляющими от детей, и я потащилась восвояси. В метро вдруг стало так худо: все, думаю, умираю. Это были буквально ломки, не знаю, физические или душевные, в истерике еле-еле выползла наверх, села на лавку и плачу. Подходили люди, спрашивали: — Девушка, вам плохо?

Говорю:

— Мне так плохо!

Очень плохо! Хуже быть не может!

Прорыдала дома день, ночь, к утру забылась сном. Открыла глаза и отчетливо осознала, что вместе с нерожденным ребенком из меня вышла любовь: вся, без остатка. Внутри не было ничего — пусто. Учитель звонит с курорта, а во мне все умерло. Вернувшись, он не мог в это поверить, еще долго пытался вернуть, даже расстался с женой. Но было поздно.

Невозможно передать, что это за состояние — после потери ребенка... Я ощущала абсолютную бессмысленность своей жизни, потому что должна была, могла — и не стала матерью. Потому что ты как женщина-мать — не годна, а значит, ты — пустое место.

Можно даже и не жить дальше — не для чего, если не рожаешь ребенка. Вот такое это состояние... И какое счастье чувствовала я в те дни, когда еще была беременна! Потрясающее ощущение! Ощущение вечности! Понимаешь, что у тебя внутри какая-то тайна, что нужна для чего-то очень важного и что ты не одна... И потом — раз! — и все. Ты — одна. И ты — пуста...

В тяжелые минуты, в моменты потерь ноги сами несли меня в храм: благодать крещения вела меня. И стоя на коленях у иконы Божией Матери часами, я черпала там силы.

Как-то, глядя на мое унылое настроение, подруга предложила пойти в ресторан с ней и ее новым знакомым. Нельзя сказать, что была избалована такими предложениями, и согласилась. В тот же вечер я пропала. Знакомый пришел со своим приятелем, мы только взглянули друг на друга — и все.

Как птица феникс, сгорев дотла, я восстала из пепла и снова влюбилась.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или