Полная версия сайта

Надежда Белявская. Памяти отца

«Я представляю, как папа, опираясь на палку, подходит к этому страшному окну и падает вниз… И плачу, не могу остановиться»

Через три года мы все-таки разошлись.

С работой не ладилось. Мне очень нравилось в фирме «СВ-Дубль», но вернуться туда после рождения Костика не получилось. Какое-то время работала на съемках одной картины, но режиссер оказался непорядочным, денег не платил. Папа помог устроиться на канал «ТВ Центр» в дирекцию художественных программ. Но мы тогда как раз помирились с Эдуардом и я забеременела Лешей. В декрете провела три года. Когда решила выйти на работу, оказалось, что на канале за это время сменилось руководство и дирекцию нашу расформировали. Предложили пойти в архив. Там надо было сидеть с десяти утра до десяти вечера, два дня рабочих, два — выходных. С маленькими детьми работать по такому графику немыслимо. Тем более что младший сын у меня проблемный, требует особого внимания и заботы.

Леша родился в тяжелое время, через месяц после того как дедушку разбил инсульт. Я тогда пережила сильнейший стресс, и это отразилось на ребенке. Сын несколько отстает в развитии от своих сверстников.

Думаю, папа себя загнал. У него и так уже были проблемы со здоровьем: давление скакало, сердце пошаливало — а он пахал как проклятый, старался заработать. Ведь в августе 2003 года у них с Людмилой появилась дочка.

Они давно мечтали родить ребенка — не получалось. И когда уже никто не верил, что это может произойти, Людмила забеременела — в пятьдесят два года. Мы с мамой очень переживали за папу. В семьдесят стать отцом — это подвиг. Надо же не просто дать жизнь маленькому человечку, а вырастить его, поставить на ноги.

Папа и мой сын Костя на даче. Они были очень дружны

Папа это прекрасно понимал.

Рожала Людмила в Клинике акушерства и гинекологии на Пироговке. Там же, где за пять лет до этого я родила Костика. Тогда меня папа встречал. А я пришла на выписку к Людмиле, хотела поддержать. Сама уже была беременна Лешей. Папины друзья снимали на видео: как мы ждали, как девочку вынесли. Папа шутил, смеялся, но я видела — он весь на нервах. Приданое мы покупали с ним вдвоем, пока Людмила лежала в клинике. Накануне выписки убрали квартиру, папа суп сварил. Конечно, ему было тяжело. Даже молодым родителям нелегко вставать ночью, без конца менять памперсы и укачивать орущего младенца. А каково это в семьдесят один год?

Четвертого декабря отец дал очень большое интервью, где впервые рассказал о трагедиях, случившихся в нашей семье, о гибели сыновей.

До этого он тщательно скрывал от журналистов свою личную жизнь, говорил только о творчестве. Не знаю, почему вдруг так разоткровенничался. Возможно, прислушался к маме. Она давно на него обижалась: «Шура, ты твердишь во всех интервью «Мила да Мила», а нас с Надей как будто не было и нет!» В тот день мы с Костей даже приходили к нему фотографироваться для журнала.

Интервью далось папе нелегко. Это была настоящая исповедь. Вероятно, у него поднялось давление. Хотя во время съемки он выглядел нормально и на самочувствие не жаловался. Но потом мы с Костей ушли, а журналисты остались, и, насколько я знаю, все очень затянулось. Мила нервничала, потому что ребенку полностью сбили режим.

А вечером у папы случился инсульт. Хорошо что «скорая» быстро приехала, мы сразу отвезли его в больницу. Врачи сказали, что помощь была оказана вовремя. В таких случаях нельзя терять ни минуты.

На следующий день я добилась, чтобы папу перевели в Институт неврологии на Волоколамке, и поехала к нему. Машину вела с трудом — была на восьмом месяце, а в тот день еще метель разыгралась. Папа лежал в палате интенсивной терапии, он был в сознании, но абсолютно беспомощным. Не мог говорить и двигаться. Я с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Потом приезжала к нему каждый день. Дома почти не спала, боялась телефонных звонков. Казалось: как только засну, позвонят из больницы и скажут, что папа умер. Но он выжил. А недели через две-три уже попросил принести японский кроссворд. Очень любил разгадывать кроссворды, японские — в особенности.

Ему пришлось заново учиться самым простым вещам — садиться, вставать, ходить.

комментировать

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...

Рейтинги

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ
  • Teatral

    #
    Пережить потерю двух сыновей...одна смерть страшнее другой...родить ребенка в 70 лет и тут же стать инвалидом...и так жутко и нелепо уйти из жизни. Какая страшная судьба. А до недавнего времени никто и не подозревал, что пришлось пережить этому сильному, красивому достойному мужчине, замечательному актеру. Вечная ему память!
  • Люля

    #
    Меня поразило, то как дочь "положила на плаху" здоровье и будущее своего ещё не родившегося ребёнка, когда она ухаживая за отцом отказалась лечь на сохранение, и чем всё это обернулось... Может я конечно не права, но по-моему надо было выбрать здоровье младенца, а отцу нанять на это время сиделку...
  • Анна

    #
    Очень грустная статья... конечно, рожать ребенка в 70 лет, при том, что жена была не молодуха 30 лет, а дама в далеко не родовом возрасте 52 (!) года... как мне кажется не обдумано и несколько ... как ни странно покажется... эгоистично. Чтобы поставить ребенка на ноги, надо как минимум 20 лет. Т.е. маме на тот момент было бы 72, а папе 90 с гаком... Но не мне их судить... "в каждом домушке, свои погремушки".. сложилось впечатление, что с рождением ребенка и началом болезни, Белявский был одинок. Жена отдалилась.... все силы на дочку, а инвалид... на то он и инвалид. Дочь молодец... в положении, занималась отцом, не проявила эгоизма. Но обида на мачеху в каждом слове, хотя и не высказанном..

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение



    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или