Полная версия сайта

Наталия Кустинская: «Я никогда себя не продавала»

«Я встречал женщин красивее, — сказал Магомаев. — Но от тебя не могу оторваться».

Изуродовал лицо, а ведь она актриса! Люде было тогда всего двадцать шесть лет! В конце концов она спилась и в пятьдесят шесть умерла. Когда разбирали вещи в ее комнате, нашли спрятанный портрет Пырьева...

Я спрашивала Линку:

— Зачем тебе этот брак? Ты же любишь Стриженова! А Иван Александрович все равно любит Люду.

— Что, правда не понимаешь? — фыркнула она. — Теперь я — Пырьева! Знаешь, как мне все кланяются? Отыграюсь за потерянные годы, буду выбирать себе самые лучшие роли!

Но в официальном браке с великим режиссером Линка прожила всего три месяца. Иван Александрович скоропостижно умер на съемках «Братьев Карамазовых». А Лионелла через несколько лет все-таки вышла замуж за Стриженова.

Не знаю, как сейчас они живут, может, и хорошо. Но на память почему-то приходят слова (Линка, рыдая, мне их пересказывала), которые Олег произнес, увидев Скирду, гримирующуюся на роль Грушеньки в пырьевских «Братьях Карамазовых»: «Ну какая Грушенька из этой б... одесской?!» Хотя, конечно, дай им бог счастья.

«Окольцевав» Егорова, Фатеева стала меня избегать, будто боялась нашего знакомства с Борисом. И вдруг звонит тридцать первого декабря:

— Вы где Новый год встречаете?

— Дома.

— Да? А можно мы с Борисом к вам придем?

— Конечно!

Приходят. Оба — темнее тучи, почти не разговаривают. А у меня настроение прекрасное. Села за рояль, стала играть «Элегию» Рахманинова. Борис подходит:

— Наташа, это мое любимое произведение!

— Да? И мое тоже.

Потом он признался, что влюбился в меня, когда я стала играть. Посидели за столом, пошла на кухню, он — за мной:

— Давайте поедем вместе, покатаемся на машине.

— Как это? Без Олега и Наташи? Нет.

Больше Егоров не подходил. А я в его сторону даже не смотрела.

Восьмого марта столкнулись на праздничном вечере в Доме кино.

Наталья Фатеева

Олег предложил поехать к нам, Наташа отказалась, сославшись на усталость, попросила отвезти ее домой. Мне тоже надо было выспаться перед утренней репетицией, и за столом я не сидела, сразу отправилась спать. Мужчины остались вдвоем. Разошлись под утро. Говорю мужу:

— Что-то вы засиделись.

— Не мог бросить Бориса в таком состоянии. Он жаловался на Фатееву, говорил, что страшно ошибся.

— А ты?

— А я хвастал, как мы прекрасно живем. Какая ты хорошая. Борис сказал: «Повезло тебе. Вторую такую не найти».

Несколько месяцев мы не общались с Фатеевой и Егоровым.

А потом мне понадобилась кофта, которую я давала Наташе на выступления. Позвонила, взял трубку Егоров. Сказал:

— Жены нет, она в Румынии. А как у вас дела?

— Да ничего, нормально.

— Можно я завтра к вам приеду?

— Приезжайте. Часов в шесть. Олег в это время возвращается с работы.

Утром поехала на рынок, накупила телятины, грибов, клубники. В три часа — звонок в дверь. На пороге Егоров. Смотрит на меня и говорит:

— Вы брюки испачкали клубникой.

Можно я оближу?

Я опешила:

— Нет, спасибо.

Начал помогать готовить. Приходит муж и видит нас за накрытым столом, как будто мы — хозяева, а он — гость. За ужином я пожаловалась, что Олег собирается в поход на байдарках без меня. Борис стал его уговаривать не бросать жену, взять с собой. Посидели и разошлись. Смотрю, Егоров зонт забыл.

Через день звонит:

— Можно зайти за зонтом?

— Сегодня — нет, на дачу еду к сыну. Давайте в понедельник.

— А Олег дома?

— Он уехал.

В понедельник я ужасно нервничала, чувствовала — что-то будет. Приходит:

— Наташа, вы обедали?

— Нет.

— Ну так поедем куда-нибудь, поедим.

Приехали в ресторан у «Речного вокзала». Официантка увидела двух знаменитостей и упустила тележку с шампанским, бутылки покатились нам под ноги. «Это к счастью», — улыбнулся Егоров.

Когда вышли на улицу, он вдруг говорит:

— Наташа, я тебя люблю.

— Борис, вы же меня совсем не знаете.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или