Полная версия сайта

Ольга Погодина: вместо съемок — операционная

«Врач сказал: «Не думайте о плохом, тогда все пройдет удачно». Я знала — руку надо спасать».

Мы подружились с Михаилом Дорожкиным еще  в Щукинском училище

Выживших нет».

На похоронах меня не было, вернуться в Москву даже на день было невозможно. Родителям продолжали угрожать, я могла стать для бандитов «серьезным аргументом в споре». Вспоминала это через восемь лет на похоронах моей единственной подруги детства Иры, которую сбила машина, думала: правильно, что я тогда не поехала. Терять близких невыносимо. В тот день мое детство закончилось навсегда...

Я забыла про свою обиду. От свалившейся беды, от одиночества не было сил жить. В таком состоянии я провела несколько месяцев. А однажды проснулась и подумала: судьба отняла у меня любовь, но дочерний долг еще никто не отменял. Надо взять себя в руки и начать зарабатывать деньги, чтобы вытащить маму и папу из финансовой ямы.

Составила список актерских агентств, съездила туда и в каждом оставила свое портфолио.

Болгарский я к тому времени подучила, говорила легко, без акцента — это было несложно, языки-то у нас родственные. Вскоре мне предложили рекламировать болгарскую косметику. На съемках ролика познакомилась с продюсером и его русской женой Наташей. Узнав, почему я живу в Болгарии, она взялась помочь и сняла меня в рекламе мебели. Потом мои новые друзья решили продюсировать кулинарную программу на телевидении, а меня позвали ведущей.

Я сразу же выписала из Москвы Васю — знала, что он сидит без работы. Болгарским он владел свободно — прожил тут в детстве пять лет.

У нас получился отличный дуэт. Я рассказывала о новых рецептах, Седых готовил, причем так виртуозно, будто всю жизнь стоял у плиты. Мы много шутили, подкалывали друг друга, так что программа получилась веселая. В эфире она продержалась семь месяцев. Выходила бы и дальше, но у спонсора случились финансовые проблемы и нас прикрыли.

Впрочем, заработать я все же успела. Даже кое-что отложила, несмотря на ежемесячные переводы родителям. И вернулась в Москву. О «ссылке» в Болгарию мне напоминают кожаные джинсы от Армани. Не удержалась и купила их в Софии с первого своего гонорара. Ношу по сей день.

К тому времени папа окончательно расстался с бизнесом, бандиты от него отстали, видимо, поняв, что больше все равно не вытрясти. Позже, когда моя карьера пошла в гору, первые приличные заработки я потратила на то, чтобы вернуть родителям трехкомнатную квартиру.

Нет, не ту в Сивцевом Вражке. Купила просторную, светлую — но другую. На пепелище не возвращаются, это мой принцип.

Жизнь налаживалась, но внезапно заболела мама. Страшная головная боль, рвота, температура высокая. Мы с отцом подумали, что она чем-то отравилась, и вызвали «скорую».

— Это микроинсульт, — сказал доктор. — Срочно в больницу.

— Никуда не поеду, — заявила мама. — Мне уже гораздо лучше.

И мы с отцом дали слабину, не настояли на госпитализации. Я предпринимала все, чтобы обеспечить ей необходимый уход и лечение.

Научилась делать уколы, следила, чтобы мама вовремя принимала лекарства. И вытащила ее.

Потом заболел папа. Он перенес три инфаркта и выжил только чудом. После третьего врачи развели руками:

— Состояние тяжелое. Ему может помочь операция на сердце, но мы ни за что не поручимся. Ваш отец может умереть на операционном столе. Сосуд очень тонкий, туда вряд ли пройдет даже самый маленький стент.

— Но без операции он тоже умрет?

Хирург пожал плечами. Ясно: он не хотел брать на себя такую ответственность. Решать нужно было мне.

— Если есть хоть малейший шанс помочь, делайте отцу операцию, — сказала я.

Тот час, сцепив пальцы, я просидела рядом с операционной, постоянно думала: если что-то пойдет не так, смерть папы будет на моей совести.

Но, к счастью, он выкарабкался.

Это было очень трудное время. Работы никакой. Обошла все актерские агентства, но везде на меня смотрели как на пустое место. Я словно уперлась в стену, через которую ни перелезть, ни перепрыгнуть. Сводила концы с концами только благодаря рекламному контракту: два года была лицом фирмы, выпускающей косметологическую аппаратуру.

А потом стена неожиданно рухнула. Меня утвердили на роль девушки с паранормальными способностями в картину «Если невеста — ведьма». Партнером был Сережа Безруков.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или