Полная версия сайта

Юлия Маврина. Дочки-матери

«В квартиру я не заходила. Дочку приводили во двор или к метро. Почти каждое наше свидание для меня заканчивалось истерикой».

Алисе пять лет, но она уже неплохо разбирается в сложившейся ситуации

Ради нашего малыша я и осталась. Очень хотела верить, что все будет хорошо.

Через три месяца родила красивую, здоровую девочку и назвала ее Алисой. Муж присутствовал при родах и, по-моему, перенес это испытание гораздо тяжелее, чем я. Помню, прямо в родилке попросила поесть. Рожала достаточно долго — с шести утра до трех дня — и проголодалась. Принесли тарелку супа. Я повернулась к Славе, стоявшему в изголовье: «Не хочешь присоединиться?» И вскрикнула. Он был не просто бледный — зеленый, сейчас рухнет. К нему тут же подскочили сестры, увели в коридор.

Сначала дочку показали мне, а потом дали подержать ему. Слава взял ее на руки и улыбнулся. И с этой секунды стал сумасшедшим отцом.

У меня материнский инстинкт тоже включился сразу. Отчетливо помню, как впервые посмотрела на Алису и подумала: «Теперь моя жизнь принадлежит этому крошечному существу. Я за нее в ответе».

Сначала многого не знала, не понимала. Совсем дурочка была. Лежала с ребенком в отдельной палате и сходила с ума. Когда кормить, как пеленать — непонятно. Ночью Алиса расплакалась, я не смогла ее успокоить и побежала в коридор искать дежурную медсестру. Увидела ее и закричала:

— Помогите! Пожалуйста!

— Что такое? — испугалась она.

— Ребенок плачет, а я не знаю, что делать!

— О, господи, — выдохнула женщина. — Я думала, что-то серьезное случилось...

Мне не сказали, что девочку можно отдать в специальную детскую комнату, чтобы привести себя в порядок и немного отдохнуть, и я двое суток не знала ни минуты покоя.

Потом кто-то из женщин спросил:

— Почему ты ее не отнесешь?

— А это всем можно?

— Конечно!

Сходила в детскую и отправилась в душ. Открыла кран, встала под теплую воду и ощутила неземное блаженство. Время словно остановилось. Тела я практически не ощущала, буквально парила. Ничего подобного со мной никогда в жизни не было — ни до ни после! Наверное, после родов в организме произошел мощный выброс гормонов счастья.

Я была очень тощая.

И даже во время беременности ухитрялась худеть. Дочка росла, а я не прибавляла в весе. После родов сразу пришло молоко, и грудь пятого размера на моем тщедушном тельце смотрелась довольно странно. В роддоме мне многие завидовали. Молоко было далеко не у всех женщин. Многие мамочки почему-то изливали мне душу: «Знаешь, после кесарева все так болит», «Разрывы страшные», «Молоко пропало»... Я чувствовала себя непростительно счастливой на фоне чужих несчастий и даже стыдилась, что у нас с Алисой все хорошо.

Мы продолжали жить со Славиной мамой, и она с энтузиазмом учила «непутевую невестку» уму-разуму. Однажды и моя родительница пришла к внучке. Бабушки объединились и вдвоем стали давать ценные советы.

В сериале «Дочки-матери» я играла юную девочку, разыскивающую мать. Мало кто знал, что я сама уже была матерью, отчаянно боровшейся за дочь.

Я озверела и выгнала их из нашей комнаты:

— До свидания, дорогие бабули! Со своей дочкой разберусь как-нибудь сама. Во-первых, я мать и инстинкт меня не подведет. А во-вторых, прочитала столько книжек, что в ваших советах относительно стирки пеленок — при том, что сейчас есть памперсы, — не нуждаюсь!

— Это ужасно! — хором закричали они. — У нее будет преть попка!

— Ну, тогда сами стирайте внучке пеленки, если так за нее боитесь. Помогите делом, а не разговорами!

Я взяла все на себя. Первое время, кроме Славы, вообще никого к Алисе не подпускала. Мною владел животный страх, казалось, если чужой возьмет девочку на руки, она забудет мой запах.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или