Полная версия сайта

Юлия Маврина. Дочки-матери

«В квартиру я не заходила. Дочку приводили во двор или к метро. Почти каждое наше свидание для меня заканчивалось истерикой».

Я играла старшую медсестру. Никита Зверев — главврача об­ласт­ной больницы. Помню, меня сразу «торкнуло», когда впервые увидела его на площадке. Даже странно стало. Подумала: неужели это любовь? До этого Никиту не знала и фильмов с ним не смотрела.

Вскоре я пригласила съемочную группу в боулинг — отметить день моего рождения. Там присутствовал и Никита, и мы сразу подружились. Оказалось, что познакомиться с ним я могла на год раньше, на съемках картины «Летит». Никита туда приходил к другу. Сказал, что сразу обратил на меня внимание:

— Ты была очень красивая и грустная, сидела и смотрела куда-то в стену. Мне очень хотелось подойти, но я не решился.

— Ну и зря! — засмеялась я.

В тот вечер мы уже не смогли расстаться и утром проснулись вместе. У нас с Никитой оказалось много общего — во взглядах на жизнь и в самой жизни. Мы оба были совершенно измучены и высушены предыдущими отношениями и уже всерьез не верили в любовь. Я — после развода, и он тоже. У меня — маленькая дочка, и у него. Шли по разным тропинкам, но встретились на одной «горке», проделав похожий путь. И не было резона врать, притворяться, пудрить друг другу мозги. Мы сразу подошли друг другу, как две половинки одного целого.

В гражданском браке живем два с половиной года и за это время ни разу всерьез не повздорили. Первое время вообще не ругались! И сейчас наши короткие размолвки нель­зя назвать ссорами.

Мы ведь сразу миримся. В основном люди ругаются по глупости, из-за каких-то бытовых мелочей: «Почему ты пасту не закрыла?» — «А ты почему бросил здесь носки?» У нас такого нет. Если один затевает уборку, второй тут же подключается. Можем вместе что-нибудь приготовить. Если мне не хочется стоять у плиты, к ней встает Никита, без лишних вопросов.

Единственная проблема — наша работа, связанная с частыми разъездами. В последний год и Никита очень много снимался, и я часто уезжала. Мы виделись только пару раз в месяц. Приезжая домой, падали от усталости и просто отсыпались. А через сутки-другие ехали обратно. Но и работая в Москве, мы, бывает, не видимся неделями, если не совпадает график.

Оказаться бы опять вместе на каком-нибудь проекте, как тогда в Киеве на «Территории красоты»!

Это было волшебное время. Стояла чудесная золотая осень, мы гуляли по городу и чувствовали себя абсолютно счастливыми. Я уезжала только к Алисе.

Однажды Никита собрался в Питер на параллельные съемки и спросил, не ­надо ли что-нибудь передать моей маме. Я обрадовалась: «Да-да! Надо ей кое-что отвезти. Как прилетишь, позвони ей, договорись». Никита не просто выполнил поручение, он повел мою маму в кафе и сделал все, чтобы ее очаровать.

На следующий день звоню ей:

— Ну что, встретились?

— Встретились, Юленька. Как он мне понравился!

— Не может быть! Ну, тогда ты, наверное, обрадуешься, узнав, что у нас роман?

— Ой, а я так и подумала! В такого мужчину невозможно не влюбиться!

Никита — единственный из моих избранников, в ком мама души не чает. Она всегда на его стороне.

Муж у меня безумно обаятельный. Женщины на него сразу западают, начинают отчаянно кокетничать. А я, глядя, как они стараются, только усмехаюсь: «Ну-ну, попробуйте, отнимите». Конечно, ревную, но никогда этого не покажу. Разве что отпущу какое-нибудь шутливое замечание в его адрес.

А Никита хоть и старается не устраивать сцен ревности (знает, что у меня на них жесточайшая аллергия после первого брака), иногда не выдерживает, срывается.

У Никиты прекрасные отношения с моей дочкой. Дети его обожают

Смотрит какой-нибудь фильм с моим участием, доходит до любовной сцены и начинает:

— Надо же, как ты с ним целуешься! По-настоящему, не как в кино! Очень убедительно!

Я тут же залезаю в Интернет, нахожу фильм, в котором есть любовная сцена с его участием, включаю и говорю:

— А ты тоже неплохо целуешься, прямо как я.

— Но я же мужчина!

— И что? Тебе можно, а мне нет? Ты же знаешь, это работа! Сам ведь актер!

Какой-то придурок выложил в Интернете мои фото ню. Нашел кадры в мюзикле «Золушка» и фильме «Письма к Эльзе».

Картинки красивые, не грязные, там ничего толком и не видно, мне стыдиться нечего. Никита понимает, что я ни в чем не виновата, но все равно злится. Когда начинает в очередной раз заводиться, я объясняю:

— Послушай, все уже быль­ем поросло! Девять лет прошло! Я была маленькой и глупенькой. Сейчас, конечно, ни за что бы не стала ­сниматься обнаженной. Но ты тоже ­хорош, сам разгуливаешь в фильмах с голым торсом!

— Я мужчина, и у меня нет бюста, — оправдывается он.

— Не знаю, по-моему, у тебя грудь больше, чем у меня. Очень накачанная. И вообще — что за шовинизм!

Он смеется и успокаивается. А я думаю: «Какое счастье, что мы занимаемся одной профессией. Нам проще договориться».

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или