Полная версия сайта

Оксана Акиньшина. Водовороты любви

«Воробьев! Влюбилась! — с ходу поставил диагноз Роман в первый же день нашего знакомства с Лешей».

—Я не понимаю, что-о это?! Что-о происходит?! — кричало вместе со мной все мое существо, только-только пришедшее в устойчивое равновесие. Я не могла больше удерживать внутри распиравшие меня чувства, в которых еще не призналась даже самой себе. Этот восторженно-истеричный аккорд «взял на грудь» мой директор Роман Кокорев, читай — друг, товарищ и брат.

На съемках своего первого фильма «Сестры» я влюбилась в Сергея Бодрова как в идеал

— Воробьев! Влюбилась! — с ходу поставил диагноз Роман, опытным взглядом врача засекший зарождавшийся вирус, когда оба пациента еще и не подозревали об этом. В первый же день нашего знакомства с Лешей.

— И что мне с этим делать?! — в знак попадания в точку продолжала орать я.

— Дерзай, девочка! — благословил Кокорев, который иногда по совместительству тянет лямку моего бебиситтера и наставника. — Лови кайф, радуйся жизни!

И последние три месяца я безудержно радуюсь и жадно ловлю каждую минуту состояния счастливой невесомости! И хочу-хочу, чтобы эти тысячи и тысячи мгновений вместе с Лешей протянулись в «провода, даль длящие». Вы спросите: это любовь? Надеюсь, да!

Но точно знаю, что это не оказание оплаченных эскорт-услуг! И не пиар-роман! Как упражняются-испражняются всякие говноиздания, зас-о-ряя (где вместо «о» — «и») мозг обывателей, которым я искренне не завидую. Хотя и ­завидую, потому что они могут влюбляться-целоваться вне пристального внимания охотников за чужой личной жизнью, очевидно потому, что нет своей. Если всякие фекальные бумагомаратели хотят изрыгать полнейшую чушь про каких-то артистов, а те несут, или не несут, им бабло за то, чтобы их задницы пиарили, потому что они ничего другого больше не могут, — флаг им в руки! Я — ау! вы хорошо меня слышите? — не отношусь к таким персонажам!

Но! Надо отдать им должное, они свое дело сделали. Никогда я не стала бы выносить на публику то, что хотелось бы хранить — а что-то и похоронить — в самых глубоких своих тайниках.

Когда-то попав в кино, я стала человеком, личная жизнь которого интересует не только его самого. Что ж, интересно — получите. Уж лучше сама выверну себя наизнанку. Чтоб заткнуть повизгивающих любителей ковыряться своим тупым рылом и превращать в гнилую помойку человеческую жизнь.

Прямо вижу, как вы поморщились, читая, — вам не понравилось, как резко изменились тональность и стиль изложения. Теперь представьте, каково нам! Как мне хочется заткнуть глаза, уши и рот, не видеть, не слышать и никому ничего не говорить! Ведь именно так разительно отличается то, что выносят на показ нашему зрителю гепатитного цвета СМИ, от того, что реально происходит у нас в жизни.

У-уф! Извините, накипело. Вернемся к прекрасному — еще раз про любовь.

Как оказалось, за пару месяцев можно прожить целую жизнь — мне удалось! На совершенно новом витке, обогащенном, или отягощенном, всем опытом прежних жизней. Большинство великих романов великих писателей — об одной-единственной великой любви, неважно, счастливой или несчастной. Потому что полюбить навсегда — идеал. Все, самый жесткий мачо и женщина-вамп, на самом деле мечтают об этом. «Как в груду мягкую скопившегося снега пылающие щеки погрузить — вот так бы полюбить!» И на веки вечные. Но жизнь — она жестче, люди легкомысленнее и нетерпимее, наши чувства противоречивее. Наверное, есть избранные, способные любить только раз. Это трудно, потому их меньше, скорее — исключение, чем правило.

Про всех остальных царь Соломон сказал что-то вроде того, что человек любит много раз, но только один раз человек любит.

Если повезет понять, что вот это — и есть настоящее.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или