Полная версия сайта

Наталья Катаева-Мордюкова. Горячее сердце

«В интервью Нонна всегда говорила, что влюблена. Это из гордости, чтоб не судачили — мол, Мордюкова одна».

Слева направо в верхнем ряду: мой брат Геннадий, его жена Валентина, отец — Виктор Константинович, я, мой муж Петр Катаев и свекровь Валентина Леонтьевна; в нижнем ряду: племянник Володя, Нонна, мой сын Женя

— насмешливо спросил Тихонов.

— Ладно тебе, — уже серьезно ответила ему сестра. — А что плохого? Парень-то на поправку пошел. Я рада.

Случалось и Нонне ревновать мужа. В фильме «В мирные дни» из Тихонова получился такой офицер-красавец, что в него повлюблялось полстраны. Почтовый ящик был забит письмами. Мне поручили их разбирать и отделять достойные внимания. Одна девушка, вложив в конверт свою фотографию, написала: «Слава, хоть у меня морда кирпича просит, я все же решилась к вам обратиться...»

«Славуля, какая прелесть! — восхитилась Нонна, — Я тебя умоляю, ответь ей».

И он ответил. Написал, мол, лицо у вас молодое и открытое, но главное в человеке — душа.

Когда они выходили вечером со служебного входа Театра киноактера, Славу окружали восторженные поклонницы, которые Нонну чуть ли не камнями забрасывали — ненавидели ее.

Они и домой нам звонили, говорили гадости сестре. Нонна терпела, а потом сказала Тихонову:

— Ты их сдерживай, сделай что-нибудь!

— А что?

— Ну хоть как-то защитить меня можешь? Мужик ты или нет?

Помню, под окнами кухни стояла девчонка и плакала. Нонна ее пожалела: «Слав, давай возьмем ее с собой в Павловский Посад. Пускай она в поезде нам расскажет, почему плачет».

На выходные мы как раз собирались к Славиным родителям. Поехали всем скопом — Слава, Нонна, Вовочка, я и поклонница.

— Девочка, — утешала ее Нонна под стук колес, — я ж не виновата, что он мой муж. Вовочка, скажи Галочке, чтобы она не плакала.

— Не плачь, Галочка! — с готовностью отзывался Вовочка.

— По роли я был человеком неженатым, но в жизни, ты же видишь, у меня семья — жена, ребенок, — убеждал Слава.

В Посаде он познакомил Галочку с папой и мамой. Девушка заночевала с нами и на обратном пути уже не плакала, а наоборот — благодарила всех за гостеприимство и радушие...

Нонна умела поставить себя на место другого человека и посочувствовать. Однажды студенты ВГИКа пригласили Тихонова и Мордюкову на встречу. Слава уперся и ни в какую не хотел ехать. «Славулечка, ты пойми, они такие же студенты, как мы были, им жрать нечего. Но наверняка какой-нибудь винегретик сделали, ждут нас, — убеждала его Нонна. — Если не приедем, обидим их».

Чуть не на коленях умоляла его, в итоге поехала одна. Наверное, осадок от такого Славиного поведения в душе у сестры оставался. Нонна лучше знала жизнь, чем Тихонов. Он единственный сын, а нас шестеро. Мама купит леденцы, и мы делим их по кучкам. ­Если принесет чего-то вкусного, умудрится нарезать так, чтобы всем хватило. Вот и Нонна: сама не съест, а гостя угостит.

Она и о Славе заботилась хорошо. Он у нас всегда был ухоженный. Рубашки стирать отдавали в прачечную, а гладили дома на столе. Брюки отпаривали через тряпочку. Нонна ему даже носки гладила. Боже упаси, чтобы он пошел в мятой или в старой рубашке. Если одежда срок изжила, сестра возьмет да порвет.

И готовила она для него отдельно: Тихонов любил все есть иначе, чем мы. И гречневую кашу, и квашеную капусту, даже макароны посыпал сахарным песком. А жареную картошку ему надо было заливать яйцом.

Одно время они увлеклись игрой в покер на деньги. Если вечером не было спектакля, к нам приезжали их друзья и Слава с Нонной садились за карты. Но им не везло, проигрывали.

Как-то лежу за занавесочкой, слышу, сестра с мужем убытки подсчитывают.

— Славуль, — говорит Нонна, — если так дальше пойдет, нам с тобой скоро жрать нечего будет.

— Да, Нон, — отвечает Слава, — надо прекращать.

Интересная, конечно, игра, но что делать...

Вскоре Слава с Нонной получили проходную комнату в бывшей квартире Пудовкина. Четырнадцать метров с паркетом и телефоном в коридоре. Десять лет мимо нас ходила другая семья! Соседские дети просыпались рано, с шумом и визгом, Слава с Нонной подушки на ухо положат и спят дальше. Нонна ездила с утра на репетицию, я сидела с Вовочкой, а потом бежала в школу, во вторую смену. Вечером ей на спектакль, я должна успеть вернуться с уроков. Нонна задерживалась на репетициях, я опаздывала в школу, меня ругали, и в конце концов решили нас с Вовочкой отправить в Павловский Посад к Славиным родителям.

Утром я отводила Володеньку в детский сад, Славин папа его вечером забирал.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или