Полная версия сайта

Несколько жизней Хаима Сутина

Наступила безбедная жизнь, которой он совсем не знал. Увы, в этом новом сытом мире Хаим чувствовал себя неуютно, работа превращалась в муку, многие свои картины художник считал бездарными и сжигал все, что вызывало недовольство.

Михаил Кикоин

Вскоре разразилась Первая мировая война. Все больше людей уходило добровольцами на фронт. Сутина не взяли. Он записался рыть окопы, но вскоре был демобилизован по состоянию здоровья. Устроился на завод «Рено» изготовлять снаряды, но тут же травмировал палец. Его, на редкость неуклюжего, отовсюду выгоняли. В конце концов опять начал разгружать вагоны. После работы, смертельно уставший, иногда приходил в опустевшие кафе «Ротонда» или «Дом», где когда-то любила собираться парижская богема, и часами сидел за столиком, уставившись в пустоту. Город изменился: ввели комендантский час и нормы на продукты, запретили продажу алкоголя...

Тридцатого августа 1914 года Париж впервые бомбили — жителям велели использовать затемнение. Сутин переехал в мастерские Сите-Фальгьер к приятелям. Электричество там экономили, работать с красками при свечах не получалось, так что вечерами Хаим читал. В тот период — гнусную книгу философа Вейнингера, утверждавшего, что в силу расовой неполноценности евреи непригодны к творчеству. Живописец и без того здорово комплексовал и был чувствителен к антисемитским уколам, в чем его безуспешно пытался разубедить новый знакомый — итальянец Модильяни.

Их познакомил скульптор Осип Цадкин. Едва войдя в мастерскую, Амедео увидел совершенно голого человека, бросившего на холст первую краску — словно струю крови, и даже вскрикнул. Но тут же прямо у него на глазах из череды смелых мазков родился «Кондитер» — лопоухий поваренок в белом колпаке. Непосредственный итальянец сообщил Хаиму, что тот — гений, добавив: ему срочно нужна женщина, иначе, мол, пропадет, и вскоре познакомил с несколькими натурщицами, скрасившими одиночество затворника.

Не зря говорят, что противоположности притягиваются, — белорусский простолюдин и итальянский щеголь быстро сдружились. Модильяни подолгу гостил у Сутина, и заходившие вечерами друзья заставали забавную картинку. В комнате почти не было мебели — от нее избавлялись, безуспешно спасаясь от набегов клопов. Хаим с Амедео лежали на полу и читали при свечах. Вокруг расставлены миски с водой — чтобы клопы не могли добраться. Но насекомые проявляли смекалку: забирались на потолок и прыгали вниз, как парашютисты.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или