Полная версия сайта

Моряк и принцесса

Девятого августа 1913 года императорская яхта «Штандарт» вышла из Севастопольской бухты и взяла...

Николаq II и Александра Федоровна

— Вы забыли упомянуть про розы...

— Да, розы Ливадии не раз приводили в восторг гостей. Вот и эмир бухарский, которого я в детстве ужасно боялась из-за черной бороды и огромной чалмы, сетовал, что в Бухаре у него таких роз нет. Наш садовник Эдуард Ренгер подобрал для него черенки тридцати сортов ливадийских роз, которые могли бы расти и в Средней Азии, за что получил от эмира золотую медаль.

Мимо пробежали младшие княжны: они лакомились виноградом и над чем-то звонко смеялись.

— Ваши сестры такие чудные. И вы тоже... необыкновенная, — тихо проговорил Воронов. «Но у нас нет будущего, — с тоской подумал он. — Ее никогда не отдадут за гвардейского офицера».

Оба замолкли, охваченные смущением и пониманием безысходности этих отношений. Даже то обстоятельство, что государь явно выделял Воронова из всей команды «Штандарта» и был к нему расположен, не позволяло питать хоть малую надежду на иной поворот судьбы. Ольга знала, что ни при каких обстоятельствах Павел не будет для нее подходящей партией. Но всегда и везде они продолжали искать друг друга глазами и надеяться на встречу... Вскоре такая возможность вновь представилась: императорская чета решила отправиться на морскую прогулку.

Яхту «Штандарт», принадлежавшую лично государю, называли чудом кораблестроения. Парусник размером с небольшой крейсер собирали на верфях Дании. Отличаясь большим комфортом и высокими мореходными качествами, «Штандарт» считался лучшим из судов своего класса. И где бы ни швартовался — у балтийских берегов или крымских скал, слыл образцом морской элегантности. Под стать кораблю подобрался и вышколенный экипаж. Когда моряки выстраивались на парадную линейку, зрелище было впечатляющим.

«Штандарт» стал для Романовых уютным и комфортным плавучим пристанищем. «Такая радость снова быть у себя дома на воде», — записывал Николай в дневнике. Дети дружно постановили, что на яхте им «веселее всего». Даже императрица, часто державшаяся с окружающими холодно, а порой и надменно, на борту становилась общительной и доброжелательной. Устроившись на палубе в кресле с рукоделием, она подзывала к себе кого-нибудь из офицеров и подолгу с удовольствием с ним беседовала. Случалось, Александра Федоровна вместе с Ольгой и Татьяной наведывались в ходовую рубку и украдкой совали вахтенным офицерам печенье и конфеты.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или