Полная версия сайта

Заложница любви

Молодая женщина поднималась в гору, придерживая тяжелый живот. На исходе июль, роды должны быть в...

Фото репродукции портрета Жоржа Шарля Дантеса де Геккерна
AD

— Нет, но все, что ни делается, к лучшему! И значит, я был прав — раз не погиб. Моя жизнь была нужнее, чем жизнь Пушкина.

— Милый Жорж, — в голосе Геккерна послышались вкрадчивые нотки. — Но не жалеешь ли, что выбрал Катрин и охомутал себя? Ведь у тебя могла быть другая семья, женщина, которую ты мог бы не только жалеть, но и желать...

Дантес ответил молчанием...

С годами Катя все сильнее скучала по России, по родной речи. Порой, когда никто не видел, она доставала из комода оставшийся с девичества томик Пушкина и читала вслух самое любимое с юности стихотворение: «Цветок засохший, безуханный...»

«Моей Леони» — вывела она на первой странице этой изрядно потрепанной книжицы посвящение младшей дочери. Когда-нибудь, надеялась Катя, ее девочки выучат язык матери и поедут в Россию. Она переписывалась с братом Дмитрием, однако ни разу не справилась о маленьких племянниках Пушкиных, а Наташу обозначала только латинским инициалом N.

«Катя беспрестанно говорит о своем счастье, и только одна мысль неотступно преследует ее: никогда не возвращаться в Россию», — уверял родных другой брат — Иван Николаевич. Он единственный из близких увидел Катю в ее новой жизни — сестра примчалась к нему в Баден-Баден вместе с детьми и мужем, узнав, что Иван пробудет в городе несколько дней. Жорж отправился туда, преследуя свою цель: напомнить Гончаровым о свадебном долге.

Деньги, кругом одни только деньги... Ее невыплаченное приданое... К Дантесу Катя пришла бесприданницей. После дуэли думалось, все расчеты забудутся: пару тысяч рублей за невесту — как кобылу жениху продавали — все-таки выплатили. Однако по-европейски прагматичный Жорж не уставал забрасывать родню жены требованиями выполнить взятые на себя обязательства до конца, а также высылать обещанное ежегодное содержание Катрин в пять тысяч рублей. Хотя Дантес был весьма обеспечен, да и богатый Геккерн не бросал своего названого сына...

Еще много лет после смерти жены он будет судиться с ее русскими родственниками, чтобы выбить положенную сумму. Но так ничего и не выручит: суд решит, что эти деньги потрачены на содержание осиротевших детей Натали — Маши, Саши, Гриши и Наташи. Но это будет потом...

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Спасибо за рассказ и Короне 7667 за дополнение! Чем больше читаю, тем более удивляюсь сама себе, что почти ничего не знаю. Какие же там страсти кипели... интересно.

  • #
    Молния-6883, Пушкин писал своей жене Наталье :"А душу твою люблю я ещё более твоего лица."

  • #
    Не могу отделаться от мысли, что Пушкин выбрал не ту сестру, Екатерина была бы ему лучшей женой: жертвенная, готовая на все ради любви, тонко чувствующая поэзию, она понимала бы мужа гораздо лучше и проблем создавала бы ему куда меньше. Думаю, что она легко отказалась бы от жизни в Петербурге, чтобы не вынуждать мужа влезать в долги, не скакала бы по балам и не давала поводов для оскорбительных слухов. Да, черты лица у Екатерины не такие правильные как у сестры, но вполне милые, во всем облике присутствует одухотворенность, да и фигура, по свидетельствам современников, была очень стройной - мне кажется, она вполне была достойна любви. К сожалению, все сложилось так, как сложилось. Хочется верить, что бедная Екатерина испытала хоть моменты счастья в своем замужестве.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Войти как пользователь

    Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
    или