Полная версия сайта

Тамара Вавилова. Безымянная звезда

Дочь композитора Владимира Вавилова рассказывает о своем отце, о том, что именно он был настоящим автором знаменитой версии Аve Maria, а также музыки к песне «Город золотой», которую исполняет Борис Гребенщиков.

Виниловый пластинка лютневой музыки Владимира Вавилова

— Как дела у вас в хоре?

— А как у вас в Ленконцерте?

— Да вот песню разучиваем...

И папа наиграл что-то на гитаре. Гостья подхватила, песня ей очень понравилась, поинтересовалась, кто автор. Папа покраснел, опустил глаза и выдавил:

— Автор неизвестен, она народная.

— Как неизвестен?! — возмутилась тетка. — Сюжет современный, не может эта песня быть народной.

Тогда отец признался:

— Да мое это! Только я никому не говорю.

Родственница выпросила песню для хора, название ее, к сожалению, не помню. А вот певице Тамаре Миансаровой он подарил настоящий хит — «Я иду с работы».

Возможно, папа не афишировал, что пишет музыку, поскольку не хотел проблем с коллегами: среди них существовала жесточайшая конкуренция и попробуй проникни в этот цех. Поэты-песенники и композиторы могли запросто устроить так, чтобы сочинения папы зарубили. Ведь он не был членом Союза композиторов и по тем временам не имел формального права исполнять свои сочинения на публике. Вот и не признавался. Но правда потихоньку всплывала, и в музыкальных сборниках мелькала фамилия Вавилов. Мне подарили ноты песни «Я назову тебя Зоренькой», где указано, что автор музыки — мой папа. В Интернете сейчас уже во многих источниках рядом с Аve Маria стоит двойная фамилия Каччини — Вавилов. Средневековый композитор Каччини действительно существовал, но ни в одном источнике, кроме папиной пластинки, подтверждения его авторства Аve Маria нет.

Очень жаль, что отец не дожил до момента, когда его фамилия появилась в титрах, и даже не увидел переиздание лютневой пластинки. Он умер в 1973 году, сгорев от рака. Его оперировали в Военно-медицинской академии. Выйдя из наркоза, папа как будто почувствовал себя лучше. Его дама сердца, навестив отца, сказала мне:

— Приходи завтра.

— А что принести?

— Володя очень хочет колбасы! Купи ему докторской и немного булки.

Я тогда жила с мамой на Гороховой — в трех минутах от больницы. И вот утром собираюсь в магазин, вдруг звонок: «Не надо никуда идти, папы больше нет». Ему было всего сорок семь лет...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или