Полная версия сайта

Матвей Кузнецов. Дуэль, которой не было

Благодаря династии фабрикантов Кузнецовых фарфор перестал считаться предметом роскоши и стал доступен простым смертным. А ведь в самом начале прошлого века жизнь Матвея Сидоровича буквально висела на волоске.

Декоративное блюдо, выполненное по эскизу Михаила Врубеля

И как только посмел Серов вызвать его на поединок? Его — одного из самых заметных и влиятельных людей России, которого газетчики именовали не иначе как «фарфоровым королем»! Но к закипающему гневу примешивалось восхищение: он не мог не оценить безрассудную смелость живописца и его старомодное благородство. Вступиться за бесхарактерного, вечно витающего в облаках и неспособного постоять за себя Врубеля... Было в этом что-то рыцарское.

«Са-а-харно морожино...» — меланхолично донеслось откуда-то издалека. Розовые шары освещали вход в кондитерскую Сиу. Зеленоватые сумерки опрокинулись в черные объятия ночи, а фабрикант все бродил по московским улицам и никак не мог унять тревогу. Что если дуэль ляжет позором на его имя?..

Шли дни, приближая роковую дату. Кузнецов совсем извелся: не мог спать, вяло ел, невпопад отвечал на вопросы. К счастью, по делам фирмы ему пришлось ненадолго отправиться в Харьковскую губернию, где в селе Буды находился один из его заводов.

Матвей Сидорович страстно любил вокзалы: гул паровозных гудков, хаотичность толпы, незнакомые лица толкающихся на перроне людей. Вокзальная суета отвлекла его от тяжелых мыслей, и предстоящая поездка казалась заманчивой и привлекательной. В Буды он прибыл отдохнувшим и почти спокойным. Приезда хозяина ожидали на фабричной площади возле церкви. Поздоровавшись со встречающими, Кузнецов отправился на молебен, а после прошелся по цехам.

Совсем новая фабрика в Будах создавалась с нуля, поэтому оснащена была по последнему слову. Производственные корпуса состояли из высоких светлых помещений с хорошей вентиляцией. Все цеха были электрифицированы, снабжены лифтами и водопроводной системой, имели прямую телеграфную связь с Харьковом.

Первым на пути хозяина оказался формовочный цех, где с помощью автоматических гончарных кругов кусочки фарфоровой смеси превращались в тарелки и пиалы. Для более сложных изделий использовалась ручная заливка в гипсовые формы. В центре следующего цеха была установлена мощная паровая машина «Компаунд» и девять круглых горнов: три для обжига фарфора и шесть для фаянса. К одному из горнов по конвейеру медленно подъезжала группа чайников. Причудливая лепнина их ручек и носиков наводила на мысль о сказочных птицах. Кузнецов знал, что после первого обжига чайникам предстоит «искупаться» в большом чане с глазурью, после чего их подвергнут второму легкому обжигу и только после этого отправят в живописный цех.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или