Полная версия сайта

Наталья Гвоздикова: «Ссора между Мордюковой и Марковой была жестокой»

Из-за чего на самом деле разругались две легендарные актрисы, почему Мордюкова отказала Михалкову и о чем жалела больше всего в жизни.

Никита Михалков и Нонна Мордюкова

— Девчонки, сейчас вам сделаю шикарный напиток — водку с апельсиновым соком, — решительно предложила я.

— Ну ладно, давай уж, попробуем... А ничего, вкусно!

И так за разговорами мы просидели весь вечер, постоянно прихлебывая из стаканов. Видя, насколько доброжелательно относится ко мне Римма Васильевна, и Лидия Николаевна сменила гнев на милость. Но в итоге нашего «дружеского общения», чтобы добраться до машины, ей пришлось прибегнуть к помощи двух молодых людей, поддержавших знаменитую актрису под руки. А Римма Васильевна, проводив троицу взглядом, констатировала: «По-моему, я тоже надралась!»

На следующее утро Маркова звонит мне:

— Натан Федорович, что же ты наделала?!

— А что такое?

— Я вернулась домой, успела снять только сапоги и куртку и в таком виде легла спать, даже автоответчик не прослушала. Я же не люблю водку, никогда ее не пью. Пусть и с твоим чертовым апельсиновым соком.

— Знаю, зато хорошо посидели.

Только положила трубку, звонит Смирнова: «Ну, Наташа, не ожидала!»

Чего не ожидала — не уточнила. Но предполагаю, моей способности как следует «завести». То застолье растопило между нами лед, с тех пор общались тепло. Помню, компанией в Сочи шумно отмечали день рождения Юрия Саульского. Смирнову позвать не догадались. На следующий день она появилась на репетиции перед концертом злющая-презлющая:

— Что за безобразие! Всю ночь кто-то орал «Юрка, Юрка!» Спать мне не давал.

— Лидия Николаевна, извините, это мы отмечали день рождения замечательного композитора Саульского. Не сердитесь, пожалуйста.

— Все равно нельзя так себя вести.

— Ну, простите нас. Так уж случилось. Выпили лишнего... Неужели вы никогда не бывали пьяной?

— Бывала, — ответила Смирнова после паузы.

— Тоже шумели?

— Нет. Однажды проснулась утром совершенно голой, но в ботиках.

Не знаю, вспомнила ли при этом Лидия Николаевна ту самую водку с апельсиновым соком, но она тут же все нам простила.

А уж окончательно мы подружились, когда Жариков искал ее бриллиантовую сережку. Дело было на гастролях в Баку. Звонит взволнованная Смирнова: «Женя, что делать? Я умывалась и уронила сережку в раковину!»

Жариков пошел к ней в номер, раскрутил сифон, вытащил пучки волос и прочий мусор, все тщательно перебрал, но ничего не обнаружил. А когда вернулись в Москву, Лидия Николаевна позвонила и говорит:

— Женя, простите меня, я нашла сережку.

— Где же она была?

— Зацепилась за ворот ночной рубашки, а вам, бедному, пришлось копаться в грязи по локоть.

...Может возникнуть вопрос: почему Римма Васильевна назвала меня Натаном Федоровичем? Расскажу. У нее был низкий голос, который еще больше садился оттого, что Маркова много курила. И вот звонит она однажды утром, разговаривает басом, мужским почти, а Женя ей в шутку: «Рим Васильевич, что ж вы так себя не бережете?»

Прозвище к ней приклеилось. А потом как-то я слегла с сильнейшей ангиной. Звонит Маркова. Хриплю в трубку:

— Алло!

— Кто это?

— Римма Васильевна, это Наташа. Просто у меня горло болит.

— Какая же ты Наташа, ты — Натан Федорович.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или