Полная версия сайта

Наталья Гвоздикова: «Ссора между Мордюковой и Марковой была жестокой»

Из-за чего на самом деле разругались две легендарные актрисы, почему Мордюкова отказала Михалкову и о чем жалела больше всего в жизни.

Вахтанг Кикабидзе

У Нонны Викторовны в гардеробе имелась пара вечерних туалетов, в которых она работала на концертах. Так, ничего особенного, обычные строгие платья. Мордюкова по этому поводу особо и не переживала. И вдруг однажды появилась перед нами в кардинально ином облике. По ее заказу Слава Зайцев пошил роскошное платье цвета кофе с молоком необычного кроя, которое удивительно шло ей. Наверное, очень Нонне Викторовне хотелось, чтобы Михалков увидел в ней не только прекрасную актрису, но и привлекательную женщину. Перед встречей с режиссером зашла в гильдию — проверить реакцию. Но вот беда, выяснилось, что она забыла надеть лифчик, а платье-то светлое. Окинула всех женщин придирчивым взглядом с головы до ног и расстроилась: «Ну и глисты же вы, даже белье занять не у кого».

Чувства Нонны Викторовны к Михалкову так и остались безответными, о чем она сожалела. Кстати, после съемок в концертном репертуаре Мордюковой появился смешной монолог: в образе героини из «Родни» она выходила на сцену с ведром, в телогрейке и каких-то мужских чеботах. И съемки в результате вспоминала очень тепло.

Одинокой Мордюкова практически никогда не оставалась. На моих глазах во время гастролей с программой «Товарищ кино» у нее случился роман с солистом трио «Ромэн», жгучим цыганом Играфом Иошкой. Когда все живут в одной гостинице, скрыть что-то от посторонних глаз крайне трудно. Да Нонна с Играфом особо ни от кого и не таились, почти не расставались. Роман был ярким. Помню, сидим вместе в ресторане, вдруг Играф хватает гитару, встает перед Мордюковой на колено и посвящает ей цыганский романс. В такие моменты Мордюкова расцветала. Но и эти отношения закончились быстро.

А вот с сирийцем Абу Разаком Ганемом, руководившим кинематографией своей страны, Нонну Викторовну связывали длительные отношения. Ганем прекрасно говорил по-русски, поскольку получил образование в Москве. Очень любил советское и российское кино, постоянно устраивал недели наших фильмов в странах Ближнего Востока. Познакомились они с Мордюковой во время Московского международного кинофестиваля. Ганем не пропускал ни одного. Когда приезжал в Москву, Нонна Викторовна преображалась, она рассказывала, как принимала Ганема, лепила «фирменные» пельмени, накрывала стол. Мне признавалась: «Наташка, это зверь в любви!» Но и с Ганемом серьезных отношений не получилось.

Я как-то спросила Мордюкову:

— Что вам нужно, чтобы влюбиться в мужчину?

— Знаешь, пожалуй, мне нужна черемуха.

Эта сильная женщина, несмотря на возраст и печальный личный опыт, продолжала мечтать о романтических чувствах, о достойном человеке, который сделает ее счастливой.

Я знала о беде Нонны Викторовны, о том, что единственный сын Володя Тихонов наркозависим. Услышала об этом от коллег, сама Мордюкова этой темы никогда не касалась, она была для нее слишком болезненной. Лишь однажды обмолвилась: «Я так виновата перед Володей — мало уделяла ему внимания. Мы со Славой расстались, когда у сына был трудный переходный возраст. Я не должна была надолго оставлять его одного, но приходилось зарабатывать, хватать железные яуфы с пленкой и мотаться по стране».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или