Полная версия сайта

Мишель Легран и Маша Мериль: «Мы ждали друг друга полвека...»

Ему было 32 года, ей 24. У него была семья, ее ждал жених, но они полюбили друг друга. Через 50 лет они снова встретились и поняли, что их любовь жива.

Мишель Легран

— Маша, но 50 лет — огромный срок. Как же вам удалось сохранить это чувство?

Маша Мериль: Мишель говорит, что все эти 50 лет думал обо мне, не забывал. А я… Женщины — существа более прагматичные. Тогда, в Бразилии, я сказала себе: поставлю крест на этой любви, нет, так нет. Мы, женщины, не хотим, не любим страдать. Мы созидательны по природе своей. И если невозможно быть вместе, то зачем портить жизнь? Отравлять ее себе и близким? Переверну страницу, попробую найти свой путь, без него.

Все эти годы я конечно же не упускала Мишеля из виду, следила за его успехами в прессе, очень гордилась, когда он получал очередной «Оскар». Да и сама развивалась, играла в кино. Но что кончено, то кончено. Такова, видно, наша с ним судьба. И когда он зашел в тот вечер в мою гримерку, я… тоже, как и Мишель, подумала: это высшая сила соединила нас. Поэтому те восемь дней в замке были лишь формальностью, и он, и я, мы знали, что уже никогда не расстанемся. Пожениться решили незамедлительно.

Это радостное событие произошло под сводами русской церкви, в Александро-Невском соборе в Париже, на улице Дарю. Незадолго до торжественной церемонии я пошла наводить справки у епископа Телмисского Иова. Меня интересовал такой момент: благодаря своим корням (Маша происходит из семьи представителей белой эмиграции, ее отец — князь Владимир Гагарин. — Прим. авт.) я — православная, Мишель — католик. Он был женат и разведен в традициях своего вероисповедания, я разведена по своим законам. Как нам соединится, таким разным?

Епископ ответил: «Да, я могу вас поженить. Но при одном условии: Мишель должен сменить веру. Это возможно?» Я передала вопрос Мишелю. Он сразу же сказал: «Да, сделаю это незамедлительно». Мы мечтали о свадьбе в русском стиле, хотели, чтобы была русская музыка. Пел хор. Мы с Мишелем всегда чувствительно относились к великим русским композиторам — Чайковскому, Мусоргскому. Так что и эта наша мечта сбылась. Мы разослали приглашения всем нашим родственникам. Это был красивый и счастливый день, нас окружали родные лица, друзья.

— Смотрю на ваше свадебное приглашение и обращаю внимание на созвучие ваших имен: «Маша—Миша».

Маша Мериль: Конечно, я тоже это заметила! Возвращаясь к острой теме возраста, хочу заявить: свадьбы должны играться поздно! Потому как только сейчас у нас наступают лучшие годы жизни. Мы уже способны оценить свое счастье, способны вкусить радость, осознать ее в полной мере. Потому как у нас нет преступной юношеской легкости, безответственности, глупости и наивности. Нет, мы не безумцы, мы понимаем, что годы идут, неумолимо идут, сокращая наше время на земле, но мы знаем, что пройдет оно насыщенно и ярко, мы не потеряем ни одного мгновения! И будем работать вместе, сочинять, творить, и даю вам слово — вы о нас теперь будете постоянно слышать!

— 50 лет не потеряны?

Маша Мериль: Нет, мы жили, мы строили себя. Развивались. Если бы я была неудачницей, серостью, вряд ли Мишель ко мне вернулся бы и продолжил любить. Я преуспела, реализовала себя, сложилась как личность. Написала книжки, снялась в кино, поработала на телевидении, в театре. И Мишель тоже жил. Мы жили параллельными жизнями, сражались с трудностями, побеждали, противостояли. Но мы верили, что счастье придет, жили в его ожидании. Были любознательными, занимались своим здоровьем, готовились встретить Чудо во всеоружии. И Чудо пришло. Знаете, мы сейчас живем в Монако, а там много игорных домов.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или