Полная версия сайта

Мария Иванова о своем приемном отце Алексее Грибове, его женах и последней любви

Приемная дочь Алексея Грибова рассказывает романтическую историю знакомства актера с ее матерью.

Алексей Грибов  и Наталья Валандина

Грибов часто помогал людям в затруднительных ситуациях — надевал лауреатские значки, звезду Героя Социалистического Труда и шел выручать. Однажды какая-то история приключилась с Василием Ливановым, с которым они вместе снимались в «Слепом музыканте». Алексей Николаевич говорил о нем: «У Бориса сын — настоящий талант, но каков шалопай!» Леонов во время съемок «Полосатого рейса» спрашивал у мамы, поворачиваясь то в фас, то в профиль: «Скажи, ведь я немного похож на Грибова?» Евгений Евстигнеев пришел поздравить Алексея Николаевича с днем рождения и признался маме, что у него сегодня творческий вечер, а идти не в чем. Мама ахнула: «Женя, так почему ты здесь? Как это — нет костюма?» Хотя она-то понимала как… Сделала несколько звонков, нашлось нужное знакомство в магазине, где Евгения одели как надо и отправили на сцену. Фаина Раневская маму обожала, а Алексею Николаевичу объяснялась: «Счастлива, что была вашей женой хотя бы на сцене». Помню, справляли Масленицу, позвали гостей на блины, и жена Бориса Петкера потеряла одну из своих драгоценных сережек. Я долго искала, нашла ее, а Алексей Николаевич хитро — мне на ухо: «Ну и дуреха. Зачем отдала? Было бы тебе приданое!»

Мама в молодости довольно тесно дружила с Людмилой Марковной Гурченко. Именно Наташа Валандина, работая ассистентом режиссера у Рязанова, пригласила ее пробоваться на главную роль в «Карнавальную ночь». Теперь каждый Новый год по телевизору крутят этот фильм, и мы смотрим на молодых и прекрасных Люсю и маму (она участвовала в массовке и имела несколько хороших планов на фоне «Песни про пять минут»). Люся приходила к нам в гости, кормила меня, простуженную, вареньем с ложки, играла на гитаре и будущим знаменитым голосом пела вместо колыбельной грустный романс. Засыпая под него, я живо представляла себе заброшенный сад, в котором поселилась то ли «тоска», то ли «доска» (по моему разумению — качели)... И думала, что такая тонкая талия у тети Люси именно потому, что она никогда не снимает модного тогда широкого пояса (мне казалось, что даже спать на нашу раскладушку она легла в нем). Они с мамой были рукодельницы, долгое время у нас хранился лоскутный абажур, сделанный Люсей. Два ключевых слова, определявшие жизнь подруг, — «принципиальность» и «предательство». Обе были максималистками и не прощали измен. Так, мама рассталась с моим отцом, а Люся — с несколькими своими мужчинами. Позже Гурченко «набегала» в гости, рассказывала истории, веселые и не очень, иногда напевала... Алексей Николаевич к ней тепло относился.

«Лешенька, почему ты ударение в предложении не на том слове ставишь?» — поправляла мама Грибова, когда он репетировал. У нас с сестрой всегда был готов аргумент в спорах с мамой: «Ты даже народного артиста учишь играть». А Алексей Николаевич, кажется, искренне считал, что жена с ее эрудицией и энергией могла бы быть хорошим министром культуры.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или