Полная версия сайта

Кошмары и фантазии Ларса фон Триера

Скандал случился 18 мая 2011 года на Каннском фестивале. Он попал в вечерние выпуски теленовостей, а на следующий день о нем написали все газеты.

После развода первая жена Ларса Сесилия свела общение с ним к минимуму, они говорят лишь об их девочках да алиментах. Сесилия с дочерью Агнес, 2003 г.

Ты решил меня за что-то наказать? Глупый мальчишка!

Ларс сидел, не зная, что сказать в ответ. Глупо препираться с призраком, которого на самом деле нет — всему виной его психопатия и три бутылки вина. Но Триер был пьян, к тому же матушка его обидела, вот он и ввязался в перебранку.

— Мало ли о чем мы друг друга просили! Я, к примеру, просил не таскать меня маленького на нудистский курорт, где одетым был только клерк на почте — штанов он не носил, зато на нем был свитер. У меня уже тогда была слабая психика, я стеснялся своего тела. И отдавать меня в общедоступную школу я тебя не просил. Ты говорила, что это полезно для социализации, а меня там лупили на каждой перемене… Мать завелась и сказала, что это должно было закалить его характер.

Он тут же помянул неприятное открытие, в которое она ткнула его носом на смертном одре, в больнице. Он дожил до зрелых лет, зная, что у него есть отец, хороший, добрый человек, которого он любил всем сердцем. Матушка не баловала его вниманием, зато отец обожал с ним возиться. Ульф Триер был евреем, он брал Ларса в синагогу, рассказывал ему об Освенциме, водил в гости к своей родне… И вдруг он узнает, что на самом деле его отцом был матушкин начальник в министерстве социального обеспечения, немец Фриц Михаэль Хартманн, и несчастный папа Ульф об этом знал.

— …Какого черта ты мне об этом рассказала? Ты что, хотела, чтобы мы с ним подружились?

Как ты вообще могла клюнуть на этого сморчка? Я ему позвонил, а он перепугался, назначил встречу в кафе, а когда пришел, сказал, что впредь мы будем общаться только в присутствии его адвоката. Этот Хартманн был похож на педика, папа Ульф в сто раз лучше!

Мать вздохнула и сказала, что она была права — сын решил ее наказать, и это доставляет ей боль. Ларс промолчал — а что тут ответишь?

Ну да, он решил наказать маму. Пусть полежит под фамилией, которая так ее раздражала, пускай и после смерти побудет женой того, кто так ее любил. Папа Ульф умер гораздо раньше матушки, за несколько минут, теперь он понимает, что свело его в могилу. К чему так волноваться, если впереди вечность?

Под памятником с фамилией «Триер» матушка пролежала всего 10 лет, потом он решил, что с нее достаточно. Теперь на нем красуется надпись «Ингер Хест». Он злопамятен, но отходчив — это противоречие свойственно тем, кто страдает психозом навязчивых состояний…

Мать помолчала, покачала головой, потом сказала, что с годами он не изменился, и начала растворяться в воздухе. Он протянул руку, чтобы ее удержать, но та ушла в пустоту: секунду назад Ингер Хест еще сидела за столом, а теперь ее нет. Он остался один, перед ним пустой бокал, напротив — непочатая бутылка, которую ни в коем случае не надо открывать: мало ли кто пожалует к нему после первого же глотка. Ларс фон Триер припомнил обожавшую лис покойницу тетушку: это она рассказала ему о говорящей лисе, позже появившейся в его «Антихристе».

Фон Триер — это сгусток проблем: у него случаются приступы беспричинной паники, он боится моря, высоты и замкнутых пространств, к тому же у него гипертрофированные обидчивость и подозрительность. Дания, 1993 г.

Вот только в реальности рыжая тварь сказала другое: не «Хаос правит всем», а «Нельзя верить первому встречному лису». Тетя слышала это своими ушами…

Вино тут ни при чем, это чистая паранойя. Ларс убедил себя в том, что пить нельзя, потому что к нему тут же наведается новая тень, и это стало сверхидеей. А раз этого делать нельзя, то он обязательно выпьет, чтобы повидаться с Биргитте, французской кузиной друга юности, Торкильда Теннесена. В молодости фон Триер был очень застенчив, выбирал девушек, похожих на мать, — независимых и волевых, и пытался заворожить их дерзостью и парадоксальным юмором, а они смотрели на него как на сумасшедшего.

И это было понятно: в школе он так и не доучился — из-за постоянных школьных издевательств и странной домашней обстановки (мать все время куксилась и стремилась побыть одна, а отец делал вид, что счастлив, и то и дело смеялся) угодил в психиатрическую клинику. Там были свои школьные курсы, на них, в тишине и спокойствии, он и доучивался. Но что за фантастические типы сидели рядом с ним в столовой психушки!

Два Наполеона и изобретатель вечного двигателя, бог Саваоф, инквизитор Торквемада, ежик, просивший соседей по столу держаться от него подальше, чтобы он их не уколол, — компания собралась потрясающая. Позже это многое дало его фильмам, но к общению с девушками не подготовило — хорошо, что посвятившая его в таинства любви Биргитте относилась к проявлениям его застенчивости с милой простотой.

—…Тебе понравилось?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или