Полная версия сайта

Василий Пушкин: счастливый рогоносец

Моросил мелкий дождь, конские копыта цокали по мокрой брусчатке, тускло горели уличные фонари…

Василий Пушкин: счастливый рогоносец

Моросил мелкий дождь, конские копыта цокали по мокрой брусчатке, тускло горели уличные фонари. И в сырой осенний день маленький особнячок на Старой Басманной выглядел особенно уютно.

Подъезжавший к нему литератор, князь Вяземский, зябко поеживался — он основательно отсырел в холодной пролетке. Вяземский предвкушал затейливый обед и хорошую беседу, но с самого начала все пошло не так. В дверях не было швейцара, а в прихожей — лакея, никто не помог ему раздеться...

Казалось, дом вымер. Князь поднялся по пустой лестнице, подошел к дверям гостиной, прислушался — и оторопел.

— …Ну и что с того, что ты рогоносец? Разве это причина напиваться до свинского состояния? Неси свой крест с честью! Я и сам был рогоносцем, но за галстук не закладывал и сапог не пропивал…

В парадном зале особнячка разворачивался настоящий спектакль: по углам жалась дворня, хозяин читал нотацию переминавшемуся в середине зала камердинеру Игнатию.

Дворник и швейцар, повар с поваренком, кучер, горничные, лакеи и невенчанная жена барина во все глаза смотрели на него и Игнатия. Спектакль был в самом разгаре, и Вяземский решил, что он будет некстати: с руки ли здороваться с человеком, который при тебе признался в том, что ему наставили рога?

Он прекрасно знает его бывшую жену, хорош с ее нынешним мужем — наверное, ему лучше уйти… Осторожно прикрыв за собой дверь, Петр Андреевич спустился по лестнице, прислушиваясь к звучному, поставленному в любительских спектаклях голосу друга:

— …Так уж ты, братец, больше не пей… Посрами неверную кротостью… И сходи наконец в баню…

Вяземский улыбнулся: Василий Львович Пушкин, плодовитый стихотворец и знаменитый московский оригинал, отодвинутый в литературную тень блестящим племянником-поэтом, верен себе. Он вечно делает глупости, постоянно становится мишенью для шуток и сносит их с такой добродушной кротостью, что острякам становится стыдно. Невысокий седой толстяк, обжора и франт, постоянно перекраивающий старые фраки, — легко ли поверить, что когда-то он был мужем первой московской красавицы?

Василий Львович Пушкин был плодовитым стихотворцем и большим  оригиналом. Фото гравюры С. Галактионова. 1822 г.

Капитолина Михайловна по-прежнему очень хороша собой. Сейчас она замужем за владельцем почти самого большого в империи состояния, и ее огромный дом не чета скромному особнячку на Старой Басманной. Говорят, несмотря на развод, они по-прежнему дружны — странная все-таки вещь человеческое сердце… Вяземский прикрыл за собой дверь дома Василия Львовича, сел в пролетку и отправился в Английский клуб. К вечеру туда же приехал наставник рогоносца Игнатия, но они разминулись.

Василий Пушкин не без удовольствия оглядел себя в большом зеркале, висящем на лестнице клуба. Лысина, выпирающий животик, впалый рот (надо, надо вставить искусственные зубы, которые ловко изготовляет аптекарь-англичанин Джонсон!).

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или