Полная версия сайта

Данко: «Я — тайная любовь Веры Сотниковой»

Женщины всегда мешали мне в жизни, а не помогали. Личные отношения губили мою карьеру. Абсолютно во всех случаях…

#Театр Эстрады #Российские звёзды
Мама Алисы, Злата Иосифовна, была со мной подчеркнуто холодна, смотрела свысока, высокомерно, как строгая учительница (Геннадий Хазанов с женой)

Потом папа Алисы купил дочке шикарную квартиру в Доме на набережной, там, где Театр эстрады. Здоровая, метров сто пятьдесят, с ремонтом. У меня не было отдельной квартиры, я жил с мамой и бабушкой. Потому не мог привести Алису к себе. Да и зачем, если у нее есть где жить? Я же не собирался там прописываться, чтобы потом при разводе «пилить» метры.

Итак, жили с Алисой в ее квартире. На эту роскошь мне постоянно намекали ее родители, было жутко неудобно.

Хотя, когда только начали встречаться с Алисой, то были в добрых отношениях с ее папой. Я бы даже сказал, Геннадий Викторович хорошо ко мне относился. Помню, как посмеялись с ним над той старой историей, когда мы с Филиным на его глазах чуть не взорвали школу. Но постепенно его отношение ко мне стало меняться.

Подозреваю, Геннадий Викторович, анализируя выбор дочки, думал: «Это просто очередное увлечение. Скоро все пройдет…» Когда же стало ясно, что у нас с Алисой всерьез и надолго, он забеспокоился и решил принять меры. Мне сразу же дали понять, что зятем Хазанова я никогда не буду…

А нам с Алисой так хотелось, чтобы нас оставили в покое! Тут еще маме, как всегда, что-то не понравилось в моей избраннице.

Да ради бога! В конце концов, мы взрослые люди и сами во всем разберемся! Только не мешайте! Алиса не общалась с моей мамой, да и я не горел желанием надоедать ее родителям.

Алиса была элитной девушкой из богатой семьи, а я — никто.

Наши чувства никого не интересовали. А я не понимал, как социальный статус может влиять на отношения. Мне казалось, это рудимент, атавизм, но я ошибался…

Помню, однажды заехали с Алисой на дачу к ее родителям. Геннадий Викторович какое-то время держался, пытаясь изобразить гостеприимство. А потом пришла Злата Иосифовна, и тон беседы изменился. Мама Алисы была со мной подчеркнуто холодна. Я каждый раз чувствовал себя нерадивым учеником, который опять принес двойку — ну или непременно получит ее со временем. Злата Иосифовна позвала мужа на кухню, а когда он вернулся, видимо, по ее просьбе осторожно завел со мной следующую беседу:

— Как вы, Саша, думаете жить в будущем? На что? У нас, например, Алиса привыкла ездить на новой машине, жить в центре, одеваться в дорогие марки, отдыхать за границей…

Вы сможете ей обеспечить такую жизнь?

— Не знаю… Я как-то на эту тему не задумывался...

Каждый раз, когда «заводилась эта пластинка», я чувствовал себя отвратительно. Так сложилось, что я — артист, получаю зарплату в кассе, не шикую, живу как все. Ну не олигарх! Но мы еще очень молоды, любим друг друга, нам хорошо вместе. Живем и не задаем себе подобных вопросов…

Алису с детства воспитывали в послушании. На нее очень сильно влияла ее семья. А тут, встретив меня, она вдруг взбунтовалась, что было полной неожиданностью для них. Как мы умудрились прожить в гражданском браке четыре года, несмотря на мощное сопротивление родителей Алисы, не понимаю…

Алиса, молодчина, долго держалась.

Год мы с Лолитой тусовались, пока она меня окончательно не замучила

Она верила, что, как в добрых старых сказках, все будет хорошо! И меня в этом убеждала.

Но не тут-то было! Ее родители не думали сдаваться и прессовали нас сильно. Они постоянно выдергивали ее на семейные ужины и там промывали мозги. Каждый раз Алиса возвращалась от родителей бледная, подавленная. Меня в их семью или на какие-то совместные мероприятия не приглашали, подчеркивая этим наше социальное неравенство.

Геннадий Викторович и Злата Иосифовна — очень интеллигентные люди, они не устраивали пошлых скандалов, не оскорбляли. Просто все говорилось с таким, знаете ли, неприятным подтекстом, иносказательно, издалека, с обидными намеками.

Злата Иосифовна смотрела на меня свысока, как строгая учительница: «Видите ли, молодой человек…

Вы не понимаете… Вы не можете…» Это все звучало как приговор: вы не пара нашей дочери.

А я не собирался отказываться от любимой им в угоду. Я любил Алису, а она любила меня. И это придавало нам силы в неравной борьбе…

Помню, как мы опять оказались дома у Хазановых. Геннадий Викторович был очень занятым человеком. Он каждый раз прибегал откуда-то уставший, а его начинала накручивать Злата Иосифовна: «Ген, ты скажи ему…»

И он опять и опять повторял мне свои доводы.

#Театр Эстрады #Российские звёзды
Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или