Полная версия сайта

Сальваторе Адамо: «Что скрывает ложь»

«Нестерпимо больно было любить ее тайком, будто воруя. И скрывать свою любовь от всех, и прежде всего от жены».

Николь была моей тихой гаванью. Я всегда возвращался к ней. На фото: с женой и сыном Энтони

— Какова была реакция отца на ваш выигрыш?

— Как-то вечером я, зная, что будет трансляция в эфире, задумал устроить ему сюрприз:

— Пап, а давай послушаем радио сегодня за ужином?

Конечно, я знал, что, как истинный итальянец, отец любил сильные, мощные голоса. И я побаивался его реакции. И действительно, услышав своего 16-летнего сына, он вначале просто не поверил своим ушам. Но спустя короткое время, поняв, что это все же я, отец… заплакал. А тем же вечером твердо заявил мне, что все для себя решил и отныне посвятит свою жизнь мне и моей музыке, будет моим менеджером. Прозвучало это очень торжественно, хотя и было рискованно. Ну подумаешь, какой-то конкурс выиграл….

Но папа сразу же поверил в меня.

— Вы рано потеряли отца. Он успел увидеть вас на сцене?

— Он успел застать три первых года моего успеха. Побывать на моих концертах, смешаться с толпой и ощутить, как люди принимают мою музыку. Он успел почувствовать, что отдал свои силы не зря.

— Может быть, вы воплотили его потаенную мечту?

— Нет, он никогда не мечтал стать артистом. Папа любил петь в кругу друзей, на соседских праздниках и посиделках во дворах. Но пение его было скорее клоунским — он просто любил смешить людей. Характерно менял голос, интонации, кривлялся. Вечный заводила, всегда в центре внимания, тамада во время любого застолья…

Я реализовал его мечту в другом — нашел для него место под солнцем, дал ему новый смысл жизни.

Позже осуществил и другую главную мечту отца, который всегда верил, что в один прекрасный день вернется домой, в родную Сицилию, победителем. Откроет там ресторан на заработанные за границей деньги, будет доживать век достойно. Я подарил ему ресторан, который он назвал «Ночь» в честь одной из своих самых любимых песен из моего репертуара, пригласил рабочих, строителей, заказал лучшую столовую утварь, обстановку. Подготовка к открытию шла полным ходом…

…Папа погиб внезапно, трагически. Это произошло на глазах у моих сестер, матери, всех наших многочисленных родственников.

Ему только исполнилось 46 лет. 7 Августа 1966 года стоял, как всегда, прекрасный летний день. Жара, солнце. Каникулы в полном разгаре. Я был на гастролях во Франции. Пятеро моих сестер — Делиция, Эва, Сальвина, Джованна, Титина — играют на пляже, мама сидит рядом под зонтиком, обмахивается веером. Отец бродит по песку, беседует с друзьями, попивая холодный лимонад. Обсуждает с ними ход работы в ресторане, рассказывает, что совсем неподалеку от пляжа Пунта Браччетта уже присмотрел землю для большого нового семейного дома. С гордостью сообщает, что сын уже купил этот участок ему в подарок.

Пляж местечка Марина ди Рагуза, в южной части Сицилии, был в этот день полон отдыхающих. Огромное количество народа вокруг.

Сестры возились у воды, не зная, какую еще игру придумать. И у Титины возникла идея: а давайте напугаем папу? Как напугаем? А очень просто — она прыгнет в воду, притворится, что тонет, и папа испугается. Вот весело будет! Она так и сделала, а сестры, подыгрывая ей, дружно закричали: «Папа! Папа! Титина тонет!»

Отец, не раздумывая, прыгнул в воду и поднырнул под волну, чтобы спасти ребенка. Титина захихикала и быстро выбралась на берег. Обернулась — отца не видно.

— Папа, плыви назад, я пошутила, пошутила!

Никто из малышей ничего не понял, и только взрослые засуетились, забегали. Через минуту новая волна выбросила на берег бездыханное тело… Мама кричит, начинает плакать навзрыд, хватает дочек, бьет их наотмашь.

Кто-то бежит в поселок за помощью, надо же вызвать «скорую»… Врачи приезжают только через полчаса и разводят руками. В шесть вечера тело отца прямо с пляжа увозят в морг.

У него случился сердечный приступ, умер он мгновенно. На глазах жены, детей, родственников и друзей. (Долго молчит, закрыв глаза. Собирается с силами, чтобы продолжить.)

Нам с мамой было очень тяжело пережить все это. Очень. Да и не пережил я ничего. Все осталось во мне. Трудно говорить об этом, тяжело вспоминать.

…Маме пришлось идти по жизни дальше в одиночку. Это было нелегко. Папа вел дом, держал все под контролем, занимался хозяйством и старался ни к чему ее не допускать. И вдруг она внезапно осталась одна с детьми.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или