Полная версия сайта

Секретная дочь президента

Новость о том, что первый человек Франции ведет двойную жизнь, стала одним из самым крупных скандалов в истории страны.

Для меня он и по сей день там, только невидимый. Прячется где-то в ручьях, на заросших тропинках, в каменистых ущельях. Никто его там не отыщет, не найдет. Когда-то в детстве мне казалось, что папа был сделан из дуба и земли, во всяком случае, именно так пахли его сухие ладони, когда он протягивал их ко мне. Я прятала в них лицо, зарывалась, вдыхала этот аромат осенних листьев и травы.

Каждый раз, приезжая в прованский дом, первое, что мы делали, — шли приветствовать деревья в саду. Нашими любимицами были три липы — одна серебристая и две зеленые. Папа верил, что эти три дерева хранили наши души.

Первое было им, второе — мной, третье — мамой. Именно мамино дерево папа считал идеальным, потому как под ним была самая прохладная и уютная тень, на нем были самые красивые цветы, а листья казались сочнее и здоровее, чем на остальных. Кстати, эти три липы папа посадил сам, как только купил дом, в знак единения нашей семьи. Он говорил, что липы переживут нас и будут шуметь в этом саду еще долгие-долгие годы. И мы после смерти перейдем жить в них.

Под липами он установил массивный стол с каменными скамьями, где мы часто ужинали, если позволяла погода. Иногда приходили сюда посидеть уже поздно вечером. Прислушивались к ночным звукам из сада. Помню, однажды папа вдруг ни с того ни с сего затянул печальную песенку: «Туда, далеко-далеко, за облака и звезды, мы улетим все втроем…

Когда наступали кризисные моменты, папа уходил на прогулку в сад,  чтобы «посоветоваться с деревьями». (Миттеран с женой и сыновьями)

когда-нибудь».

— Как протекали ваши будни?

— Вставали рано. Мама уезжала на велосипеде в свой музей. Папа садился в машину, направляясь либо в Елисейский дворец, либо в аэропорт, чтобы улететь на другой конец света. Ну а я шла в школу. Все встречались вечером, около восьми. Ужинали, читали... Часто мы вдвоем с папой усаживались на диван, чтобы посмотреть очередную серию американского сериала «Даллас» или «Династия» — мы с ним были большими фанатами. Мама к нашим пристрастиям относилась с неодобрительной иронией. Она сидела рядом и раскладывала библиотечные карточки, которые не успела разобрать днем. А потом всегда неожиданно заявляла мне: время вышло, пора отправляться в постель. Папа обязательно приходил поцеловать меня перед сном, я всегда отвечала ему поцелуем в кончик носа.

Он либо читал мне «Волшебные сказки» графини де Сегюр, либо напевал французскую народную песенку «К чистому фонтану», в которую вставлял фразы от себя: «К чистому фонтану я пойду прогуляться и искупаюсь там в прекрасной воде… Знала бы ты, как долго я тебя уже люблю, моя дорогая доченька. И никогда-никогда не смогу забыть...»

По выходным я прибегала в родительскую спальню. Мама суетилась внизу, гремела посудой, готовила завтрак. Она всегда вставала раньше всех. Папа сидел на постели, высоко подбив под бока подушки. Я устраивалась напротив, и мы начинали болтать. Обо всем. Помню, как-то даже принялась вертеться перед ним, спрашивая, не находит ли он меня толстушкой. Он прищурил один глаз, сделал очень серьезное лицо, помолчал немного: «Нет, пока нет.

Пока что все идеально».

А еще были и случайные радости. Когда мы ехали, например, в машине и папа протягивал руку ко мне, сидевшей на заднем сиденье, ждал, что я дотянусь и пожму ее в ответ. Потом он клал руку на мамино колено — она сидела рядом с ним — и нежно гладил. Я смотрела на них и была в эти мгновения так счастлива…

— А какие блюда любил отец?

— Предельно простые. Он говорил, что устает от сложносочиненных блюд Елисейского дворца, и дома все устраивалось строго наоборот. Никаких излишеств, никаких изысков. Яйца, каша, картошка «в своем платье с полей», как называл отец картофель в мундире, испеченный в золе, с соленым маслом, — его любимое лакомство.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или