Полная версия сайта

Секретная дочь президента

Новость о том, что первый человек Франции ведет двойную жизнь, стала одним из самым крупных скандалов в истории страны.

Что будет, когда Франция узнает — новоизбранный президент замешан в адюльтере, скрывает ребенка? Предполагала — все оборвется, мы окажемся ненужным довеском. Но ее опасения не оправдались. Получив официальные поздравления и пожав руки первым лицам, папа все же нашел минуту и метнулся на улицу Жакоб. Расцеловал нас и, насколько мне стало известно много позже, успокоил маму обещаниями: его избрание никак не изменит суть вещей, все останется как прежде. И будет продолжаться так, будто бы ничего не произошло… правда, мизансцены свиданий немного усложнятся. И появятся новые свидетели нашей тайны — телохранители.

Естественно, мы не пошли на главный праздник 10 мая, инаугурация прошла без нас.

Мы не поехали ни на площадь Бастилии, ни на торжественный прием. Трепет подобного события мне удалось пережить много позже. Уже в 2012 году, когда Франсуа Олланд пригласил меня на праздник в честь своей инаугурации. Впервые в жизни я вошла в Елисейский дворец с парадного входа. Вы представляете, что я чувствовала? Войти в папино королевство через центральный подъезд! Честно, открыто, без дрожи, без стеснения! Я прошлась по коридорам, посмотрела по сторонам, заглянула туда, где когда-то располагался папин кабинет… Вот так произошло примирение с прошлым. Будто бы некий сложный пазл, над составлением которого ты билась годы, вдруг сложился сам собой. Месье Олланд попросил меня прийти и на праздник на площадь Бастилии, и на торжественный президентский ужин.

Честно говоря, внешний вид у моего папы в то время был так себе. Такой хорошо  поживший дядька с редеющими волосами. Но для мамы это была любовь с первого взгляда…

Стоя рядом с ним, испытывала чувство сумасшедшей радости, будто бы время на краткий миг совершило скачок в прошлое, позволив мне, словно сказочной принцессе, наконец-то вернуться в свой замок. Время завершило свой цикл…

— Как вы восприняли появление телохранителей?

— Да уж конечно не обрадовалась. Чужие здоровенные дядьки шастали за нами по пятам, отслеживая каждый шаг. Особенно это было неприятно, когда я стала подростком и начала ходить на свои первые свидания с мальчиками. Посторонние люди оказались свидетелями моих первых поцелуев, например. Конечно, я жаловалась отцу, но он объяснял — ничего не поделаешь, теперь мы все находимся в зоне повышенного риска.

— А вам не было больно или обидно?

— Больно? Нет. И не обидно. Я не анализировала ситуацию, а старалась ей соответствовать. Моя незаметность была образом жизни. Секретом. А папа — тайным сокровищем. Я объясняла себе: «…чтобы не расстраивать папу, ты должна быть постоянно начеку. Не болтать лишнего, никому не говорить, кто он и где работает. Ведь если кто-то узнает о нашем существовании, у него будут большие неприятности, которые повлияют на его политическую карьеру».

Нет, мне не было больно, скорее сложно, потому как приходилось осваивать недетское искусство двуличия. Я точно знала — у меня две жизни. В первой я — обычная девочка, которая ходит в школу и водит странную дружбу с детьми своего возраста. Они не знают, где она живет и кто ее родители, куда она ездит на каникулы.

Во второй я любимая дочь папы, у которого серьезная работа, и от моего поведения зависело его благополучие.

— Держались стойко?

— Конечно, срывалась порой. Об этой истории я узнала уже будучи взрослой, от своей бывшей учительницы… Заводит она первоклашек в школу, знакомит с классами, ведет по коридору, где висит портрет французского президента. Я иду и, замечая картину, вскрикиваю: «Да это же папа!» Потом бледнею и в ужасе тотчас же прикрываю рот ладонью, боюсь даже повернуться. На меня, правда, никто не обратил внимания. Учительница тогда подумала, что я просто придуриваюсь.

Сколько раз в юности в школе, затем в университете мне приходилось заполнять анкеты!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или