Полная версия сайта

Анна Семенович о том, почему ушла из спорта, гражданском муже и первых гастролях с группой «Блестящие»

Одна из девушек приспустила темные очки, под которыми узнавалась Жанна Фриске, и подала голос: «Ань, ты вот так полетишь на гастроли? Там же Сибирь, снегу по колено».

Анна Семенович

Когда мне было лет 15, со своим партнером по фигурному катанию я оказалась в самолете, полном звезд шоу-бизнеса. Нас спецрейсом вывезли в глубь континента, где готовился русский национальный праздник — выборы местного мэра.

Кандидат, видимо, должен был выглядеть молодцом в глазах народа, раз столько людей «из телевизора» выбрались его поддержать.

А я, хоть и боялась летать, про свою фобию вскоре забыла: на этом рейсе царила атмосфера светского салона. В одном кресле заразительно хохочет Лолита, по соседству Маша Распутина делится последними новостями с Олегом Газмановым. Здесь еще выпивают, там уже хором распеваются… Не командировка — «Голубой огонек»! Казалось, что вся жизнь у наших звезд такая же — с тусовки на тусовку на огромных каблуках. Цок-цок-цок… Чертовски привлекательно!

К нашему прибытию на аэродром согнали поклонников из числа избирателей. Когда я спускалась по трапу — к нему ринулась толпа из девчонок: «Блестящие! Блестящие!» Так получилось, что участницы самого первого состава группы шли прямо передо мной. Фанаты буквально заключили их в коллективное объятие.

Тут я уже не выдержала и говорю своему партнеру: «Обидно даже… Мы с тобой на льду пашем по 8 часов в день, столько у нас медалей, но никто в лицо не знает». И потом добавляю уже в космос: «Как же я хочу петь в такой группе!» И это желание только возрастает, когда приходится на 50-градусном морозе выделывать пируэты в короткой юбочке…

Не помню название города, забыла, как выглядел будущий мэр, — от той поездки осталось одно чувство: будто оказалась в хвосте роскошной кометы и чихаю от звездной пыли. Ну и еще спортивный интерес: «Угнаться бы!»

Предчувствия никогда меня не обманывали. Если намечу для себя траекторию пути — тело следует по нему как на автопилоте. Привычка, выработанная годами тренировок. Так было и на последнем моем чемпионате мира: уже на третьей минуте выступления я вдруг начинаю задыхаться — не хватает воздуха…

Маленькая Аня с мамой на море

Острая боль простреливает колено, ногу сводит... В голове неожиданно проносится мысль: «Это мой последний чемпионат!» В тот момент я почувствовала, что через полгода мне придется оставить спорт: «И чем жить дальше?» За 20 секунд до конца номера боль достигает апогея. Но тело на нее не реагирует, будто не слышит моих переживаний: шаг за шагом оно выполняет отточенные движения, и на последних аккордах мы с Ромой Костомаровым влетаем в шестерку лучших спортсменов мира!

…Через полтора года я стою на сцене уже без коньков и чувствую прилив невероятного волнения и страха: «Неужели с позором провалюсь?» Это был мой первый концерт и первые гастроли с «Блестящими»… А ведь на прослушивании в группу я держалась уверенно: чувствовала себя опытной эстрадной дивой — ведь у меня за плечами целый год работы в собственном музыкальном проекте.

И пускай он обанкротился — опыта у меня уже не отнять!

В общем-то мир шоу-бизнеса всегда находился где-то рядом. Даже мой первый гражданский супруг имел к нему отношение — был клипмейкером, снял ролик на песню Шуры, дружил с известными людьми. И когда моя спортивная карьера завершилась, Даня помог воплотить новую мечту: «А давай создадим свою группу! Но чтобы ее заметили, нужен какой-то оригинальный ход…» В результате состав был не просто оригинальным, а даже экзотическим — девушек на подтанцовку мы отправились искать в Институт им. Патриса Лумумбы. Объявление о кастинге повесили многообещающее: «Для крупного музыкального проекта требуются две африканские девушки.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или