Полная версия сайта

Бенедикт Камбербэтч: романтик с Бейкер-стрит

— О боже, это же Шерлок Холмс! — девица совершила невероятный кульбит и… повисла у него на локте, словно пиявка.

Единственной мечтой Бена была сцена, и он, высокий, пластичный мальчик с глубоким, низким голосом словно был специально для нее создан. Оливии актерство давалось куда труднее. Судьба наделила ее милой, но в целом довольно заурядной внешностью. Это была невысокая крепкая блондинка, не красавица, но и не дурнушка. Так, серединка на половинку. А Бен… Несмотря на свою довольно странную внешность: курносый нос, глаза-щелочки и непропорционально длинный подбородок, он обладал каким-то невероятным магнетизмом. Довольно замкнутая жизнь в Харроу среди великосветских балбесов напрочь лишила его зависти: в минуты хорошего настроения Бен готов был любить весь мир. В друзьях у него ходила половина университета.

После роли в пьесе Дэвида Мэмета «Гленгарри Глен Росс» (в Манчестере не жаловали Шекспира, там делали упор на современных драматургов) о нем говорили исключительно как о будущей звезде. Бен был и впрямь хорош в роли пройдохи-коммивояжера… Ванда даже прослезилась от гордости — на сцене ее мальчик не играл, а жил, и это было заключение не матери, а актрисы, но вот Тимоти… Что ж, скажем так: отец был приятно удивлен. Хотя увидев сына в парламенте, он обрадовался бы больше.

— Ты уже подумал о смене фамилии? — спросил он у Бена, когда они отправились отметить встречу в ресторан. — Сейчас самое время, если ты все-таки решил заниматься театром серьезно.

— Понимаешь, — задумчиво начал Бенедикт.

В этой актерской компании Бен был по настоящему счастлив. На фото Эдди Редмэйн, Натали Портман, Джим Стерджесс, Скарлет Йохансон, Бенедикт Камбербэтч в фильме «Еще одна из рода Болейн», 2008 г.

— Я много размышлял об этом, но… Уж прости, но я не хочу быть Карлтоном. И Смитом тоже не хочу. Я хочу быть только Камбербэтчем.

Что ж, Тимоти понимал… В глубине души он сам страшно гордился своей странной, труднопроизносимой фамилией. Их самый дальний предок, бесстрашный капитан Камбербэтч, водил суда и в штормы, и в страшнейшие ураганы, но… в самом конце 60-х, когда агент потребовал сменить фамилию на более простую, например, Карлтон («Поверь, малыш, с твоей внешностью простого, хорошего парня нельзя быть этим… Камбербэтчем»), он не стал упрямиться. Просто-напросто побоялся отпугнуть актерскую удачу.

— В конце концов, разве не ты мне когда-то говорил, что наши недостатки следует превращать в достоинства? — улыбнувшись, добавил сын.

— Вот именно этим я и собираюсь заниматься ближайшие десять—двенадцать лет…

Тут Бен резво подскочил и побежал пожать руку своему замечательному профессору Майклу Холту. Он теперь все время куда-то бежал, репетировал и… постоянно учился. После окончания университета поступил в Лондонскую академию музыкального и драматического искусства, хотя его лучший друг Джеймс МакЭвой говорил, что пора действовать и прорываться в большое кино. Но Бен вместо этого с упоением ездил на занятия, разучивал этюды, бесконечные монологи, танцевал и фехтовал. МакЭвой уже заключал первые контракты в Голливуде, а почти тридцатилетнего Бена только приметили на ВВС. Несколько достойных, но негромких теледрам, а затем это неожиданное предложение сыграть физика Стивена Хокинга — гения, который осознает, что теряет связь с телом, но никак не с умом.

Актер так основательно готовился к роли, что несколько раз наведался в неврологическое отделение одной из лондонских больниц — именно там наблюдались больные с боковым амиотрофическим склерозом, однажды даже приехал, чтобы лично познакомиться с Хокингом. Человек в кресле казался тряпичной куклой, живыми оставались только глаза, под пытливым взглядом которых он сжался, как трусливый кролик. Бог мой! Бен так растерялся — да какое право имеет он, жалкий, никчемный актеришка, вот так вторгаться в жизнь величайшего человека на земле, — что вышел покурить в сад. Эта роль отняла у него полжизни, никак не меньше. Критики отмечали, что актеру удалось изменить даже походку, а эта своеобразная привычка ученого подпрыгивать при ходьбе — да откуда он узнал о ней, черт возьми?

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или