Полная версия сайта

Ник Полторанин: «Я долго-долго ждал Агузарову»

«Я знал Жанну иной. И со мной у Агузаровой была настоящая жизнь, «жизнь до Марса».

А на первое же занятие опять пришла с пристегнутой косой… Выпускной экзамен Жанна тоже превратила в шоу: на сцене коммунистической аудитории устроила настоящий рок-концерт — так что зрители танцевали на партах чуть ли не на головах у преподавателей. За «неформат» ей все же влепили четверку.

— Ходили слухи, что именно Алла Пугачева постаралась выслать Жанну Агузарову на Запад в разгар ее популярности, чтобы избавиться от соперницы… Это правда?

— Наш отъезд мы держали в тайне ото всех. Алла Борисовна не могла о нем знать. А идея пришла к нам неожиданно, во время последнего концерта в Ялте. На дворе стоял 90-й, американская мечта тогда витала в воздухе…

Мы весь день гуляли по черноморской гальке.

Я никогда не признавался в любви, но тут на меня что-то нашло: «Я счастлив рядом с тобой!» «Тебе так мало надо для счастья?» — засмеялась любимая, пританцовывая в волнах. И ответила на мое признание по-своему… На набережной сидели местные художники, и Жанна вдруг загорелась: «Вставай — буду тебя рисовать!» (талант к живописи у нее с детства — в нашей американской квартире висели картины с намалеванными Агузаровой звездами). Художник уступил ей мольберт...

Этот портрет я выудил с самого дна своего кейса: на нем хорошо виден автограф Жанны, только бумажные уголки слегка обтрепались… А вот кипа полароидных фотографий: Жанна над Гудзоном, она идет по Брайтон-Бич, наша парочка на фоне небоскребов в Сан-Франциско…

На память мне остались четыре фотографии-марочки на документы: в кадр втиснулись мы в Жанной. Лос-Анджелес, 1990 г.

Улыбаемся весьма оптимистично, готовые биться лбом во все двери. И как мы дожили от портрета до этих фотографий?

В тот же день в фойе ялтинского «Интуриста» к нам подвалил некий эмигрант по имени Игорь. Выглядел он как типичный человек с Запада: импортный костюм, банкирские туфли с кожаными помпончиками на носах и белый воротничок. Представился, потом с бутылкой вина заглянул к нам в номер… «Бизнесмен» стал приглашать Жанну к себе в Сан-Франциско: «В Америке мне знакомы все входы и выходы, запишем песню —и музыкальный рынок станет твоим…» В общем, навешал ей лапши на уши. «Я поеду только с Ником», — ответила Жанна. Я подтвердил: «Жанна моя женщина». «Продюсеру» ничего не оставалось, как пригласить нас обоих.

Стал показывать фотографии: мол, живу на вилле — и вы так будете. Как же!..

Когда он ушел, мы долго не могли заснуть. Судьбоносное решение было принято за одну ночь: «Прогуляемся за океан, запишем песню, а там посмотрим, что к чему». В Москве стали готовиться к отъезду. Особого плана не было: мы молоды, авантюрны, упоены успехом и считали, что этого достаточно... Я принялся учить Жанну английскому — она схватывала на лету. Подготовили паспорта и визы, деньги у нас имелись. Поскольку валютные операции в Союзе тогда были запрещены, я по частям покупал доллары у менял на рынках. Потом мы приобрели популярные в то время у эмигрантов специальные пояса, которые надевались под рубашку с зашитыми внутри купюрами… Рисковали, конечно.

Яркие платья, несколько разноцветных кос, ту самую корону Нифертити — все сценические наряды, архив видеокассет я сложил в коробки из-под бананов и отправил другу в Алма-Ату. Кажется, Жанна этого даже не заметила. Она была преисполнена мечтами, после того как этот Игорь налил ей меду в уши: «Станешь второй Мадонной!» Кроме того, в Москве мы встретились с американским продюсером Кенни, который тоже обещал помочь. Но все это оказалось пустыми словами.

Исчезли из страны мы неожиданно для всех… Перед поездкой в аэропорт Жанна на посошок сообразила примету. Покурила в последний раз и бросила пачку сигарет вместе с зажигалкой через левое плечо: «Новая жизнь — новые привычки!» Она любила дать себе установку и играть в нее, пока не надоест. По приезде решила: «В Америке ведем только здоровый образ жизни» — и с тех пор с завидным упорством бегала по утрам по береговой линии океана.

Одновременно с этим Жанна как-то заявила: «Будем пить только колу!» Но я убедил ее, что пользы в этом напитке мало. И Агузарова перешла на темный виноградный сок. А главным лакомством для нее стал белый шоколад, который в Союзе было не найти — тут я его скупал для нее коробками.

...Игорь вез нас в Сан-Франциско через мост «Золотые ворота». Жанна сидела рядом с ним на переднем сиденье и восторгалась: «Смотри — океан, чайки над небоскребами!» Прямо на его «Мерседесе» мы въехали в «голливудскую сказку»: у Игоря здесь был большой дом, собственный тренажерный зал, во дворе бассейн с подсветкой — ну как в кино! Конечно, мы тут же в него бухнулись и поплыли.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или