Полная версия сайта

Ник Полторанин: «Я долго-долго ждал Агузарову»

«Я знал Жанну иной. И со мной у Агузаровой была настоящая жизнь, «жизнь до Марса».

Жанна Агузарова

Включаю русский канал, а там моя Жанна. Только с рыжей копной и накладными ресницами ее теперь просто не узнать. Этот «марсианский» имидж она выбрала, после того как оставила меня в Штатах и вернулась в Россию. И хоть бы одно интервью с тех пор дала человеческим языком, все хранит наши отношения в тайне: «Помню, рядом с кем-то в Америке было так хорошо. А с кем — не помню». Я же знал Жанну иной. И со мной у Агузаровой была настоящая жизнь, «жизнь до Марса».

В Сан-Франциско из аэропорта мы с Жанной вышли всего с двумя чемоданами. В них лежало лишь необходимое для небольшого путешествия: бритва, зубная щетка, сменное белье… «Мы должны быть мобильными», — любила повторять она на гастролях еще в Союзе. Да, для короткой поездки этого бы хватило, но в результате мы остались здесь вместе почти на 5 лет. Все, что нажили, раздали старым знакомым по ту сторону океана. Правда, потом в отеле Жанна расстроилась и ругала меня: «Как ты мог не взять ни одной видеокассеты с записью моих концертов, ни одного альбома!» Плакала, как ребенок. Я утешал. Она была настолько обласкана славой в Союзе, что сомневаться не приходилось: на Западе Жанна Агузарова прозвучит из всех радиоприемников уже через месяц…

Еще Довлатов заметил: чемодан — что- то вроде резюме былой жизни эмигранта.

Не успеваю прийти в себя, как вижу ее уже на сцене: Агузарова берет такую высокую ноту, что у меня по спине холодком бегут мурашки. 1987 г.

И когда в 95-м году Жанна от меня уехала, всю нашу любовь — фотографии, памятные вещи, записки, подарки — я спрятал в кожаный дипломат под замок. Щелк!

Только этим летом при переезде с Брайтона на новую квартиру снова наткнулся на памятный кейс. Нырнул в кожаное нутро… Тут же попался ее подарок — золотое яблоко на блюдечке…

…Жанна ела яблоко. Я с удовольствием наблюдал, как сверкают при этом ее красивые белые зубы. «Таких вкусных нигде не пробовала», — признавалась она. «Хочется грейпфрут, апельсинку и яблочек», — мило сообщала подруга, и я специально ходил за фруктами на базар, что в самом центре Алма-Аты. Сама Жанна тогда была уже слишком популярна, чтобы вот так запросто появиться в толпе.

Перед отъездом в Москву она вдруг подозвала меня, спрятав руки за спину: «Есть яблочко для тебя.

Наливное. В какой руке?» И достала позолоченную мини-скульптуру любимого фрукта, купленную в сувенирной лавке. Яблоко — символ сразу двух городов: Нью-Йорка, где спустя время мы поселились с Жанной, и Алма-Аты, которая свела нас в 88-м году...

Познакомились мы на рок-фестивале, куда я приехал, будучи директором группы «А-СТУДИО» в ее первоначальном составе. Кроме Жанны Агузаровой там собрался весь блеск столичной эстрады. И где-то за кулисами мы пересеклись с музыкантами «Браво». Конечно, я слышал краем уха их нашумевшие хиты про «черного кота» и «желтые ботинки», но не увлекался этой музыкой, в моем магнитофоне тогда звучал «Pink Floyd».

Жанна появилась за кулисами и с ходу поразила всех своим сценическим образом: зеленый клетчатый пиджак, к макушке, как у Снегурочки, пристегнута искусственная коса с вплетением желтых шерстяных нитей… Не успеваю прийти в себя, как вижу ее уже на сцене: Агузарова берет такую высокую ноту, что у меня по спине холодком бегут мурашки.

После концерта в гостинице «Казахстан» захожу в номер к Жене Хавтану, он приглашает и Жанну посидеть с нами. Здесь она уже выглядит по-другому: естественная, без «маски» и косы. Я вспоминаю, что у меня в номере есть видеомагнитофон, и предлагаю устроить кинопросмотр. «Тащи технику!» — радуется Жанна (в то время видео все-таки было большой редкостью). И вот уже мы все трое сидим на диване, смотрим «Доктора Живаго».

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или